17Aug

Глава 9

Ветер донес рев, и Властелины обернулись на звук. В нескольких сотнях ярдов вверх по течению реки из-за холма появилось высокое как слон животное. Оно стояло между двумя валунами, задрав верблюжью голову на длинной шее, украшенную оленьими рогами. Глаза у него были огромными, а зубы - длинными и острыми, как у плотоядных. Скошенное от плеч туловище, покрытое бурой шерстью, опиралось на тонкие как у жирафа ноги, оканчивающиеся растопыренными темно-синими чашами.

Увидев чашеподобные ступни, нетрудно было догадаться об их назначе-нии. Они походили на присоски или вакуумные подушки и делали возможным передвижение по гладкой поверхности планеты.

– Стойте спокойно, - распорядился Вольф. - Мы не сможем убежать, а если бы и могли, то бежать некуда.

Животное фыркнуло и неспеша направилось к ним, раскачивая шеей и время от времени оглядываясь. Правая передняя и левая задняя ступни поднимались одновременно и чашки издавали чмокающие звуки. Животное делало шаг и присоски закреплялись на новом месте. Затем аналогичным образом передвигалась левая передняя и правая задняя ступни. Примерно в пятидесяти футах огромная тварь остановилась и, задрав голову, издала пронзительный вопль. Затем изогнуло шею и, упершись челюстью в землю, стала ее скрести, скользя из стороны в сторону по глянцевидной поверхности.

Странные движения напоминали поведение земного быка перед нападением. Вольф установил лучемет на половинную мощность и стал ждать. Неожиданно тварь вновь задрала голову и, завизжав как раненный кролик, галопом рванулось в атаку. Скакало чудовище значительно медленнее, поскольку присоски мешали развить скорость. Но Властелинам его продвиже-ние показалось даже излишне стремительным.

Вольф позволил себе выждать некоторое время, дабы убедиться, что тварь не блефует. Когда же расстояние между ними сократилось до двадцати ярдов, он направил лучемет в место сочленения шеи и груди. Бурый мех тотчас же задымился и почернел. Тварь вновь завизжала, но атаку не прекратила. Еще через мгновение Вольф понял, что при такой скорости она все-таки успеет до них добраться и переключил лучемет на полную мощность.

Громадный зверь издал предсмертный вопль. Его тонкие ноги продолжали присасываться ступнями к земле. Они подогнулись и туловище осело. Шея ослабла и голова вытянулась вперед, из клыкастой пасти вывалился пурпурный язык, светлокоричневые глаза остекленели.

Наступившую тишину прервал смех Валы:

– Вот и обед! Да, пожалуй, тут еще и на завтрак останется. И заметьте, что бифштекс уже поджарен.

– Если он только съедобный, - буркнул Вольф, глядя как Вала с Теорионом, зажавшим нож пальцами ноги, вышли из укрытия и отрезали по кусочку полузапеченного мяса. Теорион отказался пробовать его. Тогда вперед выдвинулся Вольф, однако как он не берегся, через пару шагов его ноги скользнули в разные стороны. Вала с Теорионом, которые добрались до зверя, ни разу не упав, засмеялись.

Вольф поднялся и продолжая свой путь произнес:

– Раз смелых нет, то попробую мясо я. Что толку стоять и спорить, можно ли его есть или нет.

– Я не боюсь... - сказала Вала. - Просто мне противно. Оно так дурно пахнет.

Все же она откусила кусочек и, пожевав, с брезгливым видом проглотила. Вольф решил, что ему теперь рисковать незачем. Вместе с другими он принялся ждать, когда же прошло полчаса и Вала не почувствовала себя плохо, тогда начал есть и он. Остальные, кто ползком, кто по-стариков-ски шаркая, добрались до туши убитого зверя и разделили трапезу. Съедоб-ного мяса было не так уж много, так как большая часть либо обуглилась либо осталась сырой.