20Apr

Глава 16

В клетке размером десять на десять футов имелось только тонкое одеяло, кран с питьевой водой, дыра в полу, заменявшая парашу да автоматический раздатчик пищи. Человек в ней был худым и высоким. Лицо его все еще странным образом сохраняло соколиное выражение, но борода отросла ниже колен, а грязные спутанные волосы спадали до икр. Увидев клочья седины Вольф понял, что отца держали здесь долго: даже прекратив принимать так называемое средство бессмертия, Властелин еще долгие годы испытывает действие препарата.

Уризен подошел к решетке, но держался осторожно, не прикасался к стальным прутьям. Вольф тихо приказал всем отступить, а сам приблизился к клетке. Остановившись в нескольких дюймах от нее, он спросил:

– Ты все еще ненавидишь нас так сильно, отец, что жаждешь нашей смерти?

Вольф поскреб прутья кончиком стрелы: по металлу тотчас пробежали блики света.

Уризен печально улыбнулся и заговорил глухим, полным боли голосом:

– Дотрагиваться до решетки только болезненно, но не смертельно. Ах! Джадавин, ты всегда был самым хитрым! Кому бы еще удалось дойти так далеко? Никому - разве только Вале, да возможно, Красному Орку.

– Так значит моей сестрице удалось пробраться сквозь все твои ловушки, да еще и поймать того, кто их расставлял! - произнес Вольф. - Да-а, она действительно выдающаяся личность.

– Где она? - спросил Уризен. - Неужели умерла? Я знаю, что она должна быть с вами, она говорила мне о своих планах.

– Вала во дворце, и ее все еще следует остерегаться, - ответил Вольф. - Она непрестанно убеждала нас, что ты по-прежнему царствуешь на троне. Она забавлялась, деля выпавшие на нашу долю невзгоды и изображая из себя союзницу. Я подозревал, что она действует в сговоре с тобой, но чтобы она... нет, такое мне в голову не приходило.

– Я обречен, - сказал Уризен. - Мне не выбраться отсюда, да ты и не сможешь открыть клетку. Не сможешь, даже если бы захотел помочь мне. Да и все равно я скоро умру. Вала ввела мне медленно действующую и болез-ненную культуру рака. Собственно говоря, она делала это уже трижды, и каждый раз, когда я был уже при смерти вылечивала меня, возвращая здоровье.

– Сказал бы, что мне жаль, но не хочу лгать, - заметил Вольф. - Ты получил по заслугам.

– Выслушивать нотации от тебя?! - воскликнул Уризен и глаза его вспыхнули прежним огнем. Внутри у Вольфа что-то дрогнуло - былой страх перед отцом еще не угас. - Я слышал, Джадавин, что ты сильно изменился с тех пор, как пожил на Земле, но не мог этому поверить. Теперь я вижу, что это правда.

– Я пришел сюда не для того, чтобы спорить с тобой, - оборвал Вольф излияния старика. - Да и времени для этого нет. Скажи, отец, как нам добраться до комнаты управления? Скажи если хочешь отомстить. Вала снова свободна и находится там.

– Зачем мне помогать вам? - возразил Уризен. - Пусть я умру, но по крайней мере буду знать, что ты, Ринтрах, Лувах и Теорион погибнете вместе со мной.

– Разве тебе приятна мысль о торжестве Валы? Разве ты получишь удовольствие от того, что Вала будет жить? Что она сделает из твоего тела мумию и выставит на показ среди прочих трофеев?

Уризен горько улыбнулся.

– Если я тебе сообщу те сведения, которые тебя интересуют, то тогда Вала может быть и умрет, но вы-то будете жить. Это отвратительный выбор.

Как ни поверни - в проигрыше я.

– Ты можешь ненавидеть нас, но мы ведь никогда не делали тебе ничего плохого, - настаивал Вольф. - Вала же...

– Море скоро наводнит и этот этаж, тогда мы все погибнем, - вмешался Теорион. - Вот уж посмеется Вала, сидя в безопасности перед контрольной панелью. И над Кризейс она потешится как захочет.