22Jul

Глава 5

Он начал восхождение и не остановился посмотреть вниз, пока не прошло около часа. К тому времени большое белое тело гистоихтиса стало тонкой бледной нитью, а Ипсевас - только черной точкой на его оси. Хоть он и знал, что его нельзя разглядеть, он помахал Ипсевасу и возобновил восхождение.

Еще час карабканья и цеплянья за скалы вывел его из фиорда на широкий карниз на поверхности утеса. Здесь снова засиял яркий солнечный свет. Гора казалась столь же высокой, как всегда, а путь был таким же тяжелым. С другой стороны, он не казался более трудным, хотя радоваться было не из-за чего.

Руки и колени у него кровоточили, и подъем утомил его. Он сперва собирался провести ночь тут же, но изменил свое решение. Покуда есть свет, ему следует им воспользоваться.

Он снова гадал, был ли прав Ипсевас насчет того, что гворлы, вероятно выбрали этот маршрут. Ипсевас утверждал, что там где море врезалось в гору, были и другие проходы, но они были далеко. Он искал признаки того, что гворлы прошли этой дорогой, и ничего не нашел. Это не означало, что гворлы выбрали другую тропу - если эту рваную вертикаль можно назвать тропой.

Спустя несколько минут он вышел к одному из многих деревьев, росших из самой скалы. Под его кривыми серыми ветвями и пестрыми коричнево-зелеными листьями валялись пустые ореховые скорлупки и сердцевины плодов.

Они были свежими. Кто-то не слишком давно останавливался позавтракать.

В ореховых скорлупках осталось достаточно мяса, чтобы он мог полуудовлетворить сосанье под ложечкой.

Остатки плодов дали ему влагу для пересохшего рта.

Шесть дней он лез на гору и шесть дней отдыхал. На проверхности этого перпендикуляра существовала жизнь, на карнизах, из пещер и трещин росли маленькие деревья и большие кусты. Изобиловали птицы всех видов и много мелких животных, которые кормились ягодами и орехами или друг другом. Он убивал птиц камнями и ел их мясо сырым. Он обнаружил кремень и высек грубый, но острый нож. С его помощью он сделал короткое копье с деревянным древком и другим кремнем в качестве наконечника.

Он стал сухощавым и твердым от толстых мозолей на руках, ногах и коленях, борода у него удлинилась.

На утро седьмого дня он взглянул с карниза и прикинул что, должно быть, находится по меньшей мере в двенадцати тысячах футов над уровнем моря. И все же воздух был ни разряженнее, ни холоднее, чем когда он начал восхождение.

Море, достигавшее по меньшей мере двухсот миль в поперечнике, выглядело, словно широкая река. За его пределами была грань края мира, Сад, из которого он отправился в погоню за Хрисендой и гворлами. Она была такой же узкой, как кошачий усик, а за ней только зеленое небо.

В полдень восьмого дня он наткнулся на змею, питавшуюся мертвым гворлом. Сорока футов длинной, она была покрыта черными пятнами-ромбами и алыми печатями Соломона. Выстроившиеся по обеим бокам ступни росли без благословения ног и были терзающи похожими на человеческие. Челюсти ее очерчивались тремя рядами акульих зубов.

Вольф храбро напал на нее, потому что заметил, как из средней части ее торчал нож, и все еще сочилась свежая кровь. Змея зашипела, развернулась и начала отступать. Вольф ткнул ее несколько раз, и она бросилась на него.

Вольф вогнал острие из кремня в один из больших тускло-зеленых глаз. Змея громко зашипела и поднялась стоймя, лягая двумядесятью парами своих пятипалых ступней. Вольф вырвал копье из окровавленного глаза и воткнул его в мертвенно бледный участок как раз под челюстью змеи. Кремень вошел глубоко, змея дернулась так сильно, что вырвала древко из рук Вольфа. Тварь упала на бок, глубоко дыша, и через некоторое время умерла.

Над ним раздался вопль, за которым последовала тень.

Вольф слышал раньше этот вопль, когда находился на рыбе-парусе. Он нырнул вбок и покатился по карнизу. Докатившись до трещины, он заполз в нее и повернулся посмотреть, что же угрожало ему.