18Nov

Глава 2

Вольф присел на траву отдохнуть, пока не перестанет дышать так тяжело.

Он подумал, какой иронией судьбы было бы, если бы волнение оказалось слишком велико для его шестидесятилетнего старого сердца. Умер до оказания помощи. УДОП.

Они - кто бы они ни были - вынуждены будут похоронить его и написать на могиле: "НЕИЗВЕСТНЫЙ ЗЕМЛЯНИН".

Тут он почувствовал себя лучше.

Он даже засмеялся, поднимаясь на ноги.

С некоторой смелостью и уверенностью он огляделся вокруг.

Воздух был достаточно комфортабельным, около семидесяти градусов, как он прикинул. Он нес странные и очень приятные, почти фруктовые ароматы. Повсюду вокруг него кричали птицы - он надеялся, что это были только они. Где-то далеко звучал тихий рев, но он не был испуган. Он был уверен, без всякого разумного основания для уверенности, что это был приглушенный растоянием грохот прибоя. Луна была полная и огромная, в два с половиной раза больше земной.

Небо потеряло свой дневной ярко зеленый цвет и стало, за исключением свечения луны, столь же черным, как ночное небо покинутого им мира. Множество больших звезд двигалось со скоростью и в направлениях, вызвавших у него головокружение от страха и замешательства. Одна из звезд падала к нему, становилась все больше и ярче, пока не спикировала в нескольких футах над головой. В оранжево-желтом свечении с ее тыла он увидел четыре громадных эллипсоидных крыла, болтающиеся тощие ноги и, коротко, силуэт головы с антеннами. Это был светляк какой-то разновидности с размахом крыльев по меньшей мере в десять футов.

Вольф наблюдал за смещением, расширением и сокращением живых скоплений, пока не привык к ним. Он гадал, в каком направлении тронуться, и наконец, звук прибоя заставил его решиться. Береговая линия даст определенную точку отсчета, куда бы он ни пошел после этого. Продвигался он медленно и осторожно, с частыми остановками, чтобы прислушаться и изучить тени.

Поблизости хрюкнуло что-то с большой грудной клеткой.

Вольф распластался на траве в тени густого куста и постарался дышать медленно. Раздался шорох, треснул прут. Вольф поднял голову достаточно высоко, чтобы выглянуть на залитую лунным светом поляну перед ним. Огромная туша, прямая, двуногая, темная и волосатая, протащилась всего лишь в нескольких ярдах от него.

Она вдруг остановилась, и сердце Вольфа стукнуло с перебоем. Голова туши повернулась из стороны в сторону, разрешая Вольфу получить полный обзор гориллоидного профиля. Это, однако, была не горилла - во всяком случае, не земная. Мех зверя не был сплошь черным. Перемежающиеся широкие черные и узкие белые полосы шли зигзагами по его ногам и телу. Руки его были намного короче, чем у его двойника на Земле, а ноги - не только длиннее, но и прямее. Более того, лоб, хотя и прорезанный надглазной костью, был высоким.

Он что-то пробормотал; не животный крик или стон, а последовательность четко модулированных слогов.

Горилла был не один. Зеленоватая луна освещала клок голой кожи сбоку от Вольфа. Он принадлежал женщине, шедшей рядом со зверем, и плечи ее были спрятаны под его огромной правой рукой.