20Apr

Глава 16

Час спустя он вернулся к другим. Он выглядел ошеломленным.

– Абиру отправится с нами, - заявил он. - Он может оказаться очень полезным. Нам понадобится каждый, кого мы сможем заполучить, и каждый человек обладающий знанием.

– Ты не хотел бы объяснить? - осведомилась Подарга.

Она сузила глаза, на лице ее стала образовываться маска безумия.

– Нет, не хотел бы, не буду и не могу, - ответил он. - Но я чувствую сильнее, чем когда-либо, что у нас есть хорошие шансы на победу. Теперь, Подарга, насколько сильны твои орлицы? Они летели так далеко сегодня ночью, что мы должны подождать до завтрашней ночи, чтобы дать им отдохнуть?

Подарга ответила, что они готовы к стоявшей перед ними задаче.

Она не хотела больше задерживаться.

Вольф отдал приказ, который Кикаха передал обезьянам, поскольку те подчинялись только ему. Одни вынесли наружу большие поперечины и веревки, а другие последовали за ними.

В ярком свете луны они подняли тонкие, но прочные поперечины. Затем человеческие существа и обезьяны забрались в паутинообразные люльки под поперечинами и привязались для страховки ремнями. Орлицы схватили веревки, прикрепленные к каждому из четырех концов поперечин, а еще одна схватила веревку, привязанную в центре креста.

Вольф подал сигнал.

Хотя и не было никаких шансов потренироваться, все птицы одновременно подпрыгнули в воздух, захлопали крыльями и медленно поднялись вверх. Канаты были вытравлены больше чем на пять-десять футов, чтобы дать орлицам шанс набрать высоту, прежде чем надо будет поднимать поперечины вместе с привязанными к ним пассажирами.

Вольф почувствовал внезапный рывок и резко выпрямил согнутые ноги, чтобы придать добавочный толчок вверх.

Поперечина накренилась на одну сторону, чуть не качнув его на одну из поперечин. Подарга, летевшая над другими, отдала приказ. Орлицы подтянули канаты вверх или выпустили еще отрезок, чтобы восстановить равновесие. Через несколько секунд поперечины были на правильном уровне. На земле этот план был неосуществимым. Птицы размером с орлицу, вероятно, не могли бы подняться в воздух, не спланировав с высокого утеса. Даже тогда их полет был бы очень медленным, может быть слишком медленным, чтобы удержаться от потери скорости или не спикировать обратно на землю. Однако Властелин дал орлицам мускулы с силой, соответствовавшей их весу. Они поднимались все выше и выше.

Бледные стены монолита в миле от них мерцали в лунном свете. Вольф вцепился в ремни своей люльки и посмотрел на других. Хрисенда и Кикаха помахали ему в ответ, а Абиру остался неподвижен. Разбитые и распростертые обломки башни Радаманта стали меньше. Никаких воронов не прилетело поразиться увиденному и взмыть вверх предупредить Властелина.

Те орлицы которые не служили носительницами, широко развернулись, чтобы предотвратить такую возможность. Воздух был заполнен армадой, биение их

Крыльев громко барабанило по ушам Вольфа, настолько громко, что он не мог себе представить, что этот шум не разносится на много миль.

Пришло время, когда перед ним развернулась охватываемая одним взглядом эта сторона опустошенной Атлантиды.

Затем появилась грань и часть яруса ниже ее. Дракландия стала видимой как огромный полудиск. Тянулись часы. Появилась масса Индеи, выросла и вдруг была обрублена на грани.

Сад Океаноса, настолько ниже Америнден и такой узкий, увидеть было нельзя.

Теперь и луна и солнце стали видны из-за сравнительной узости монолита. Тем не менее, орлицы и их ноша все еще оставались в темноте, в тени Идаквиззрхруза. Это продлится недолго. Скоро эта сторона окажется под полным пыланием дневного света. Любые вороны смогут увидеть их за много миль.

Эскадра однако подлетела поближе к монолиту, так что всякому на вершине надо будет находиться на краю, чтобы заметить их.