18Nov

Глава 12

Грянули трубы. Кикаха выехал на указанное герольдами место. Брито-головый священник в длинной рясе благословил его, в то время как на другом конце поля раввин что-то говорил барону Фунем-Лакофальну. Идишский паладин был рослым человеком в серебристых доспехах и в шлеме в виде рыбьей головы. Его скакун был огромным, могучим черным жеребцом. Трубы грянули вновь Двое соперников качнули копьями, отдавая честь друг другу.

Кикаха ненадолго переложил копье в левую руку, пока крестился правой. Он был приверженцем соблюдения религиозных правил народа, среди которого ему случалось в данный момент находиться.

Раздался еще один гром длинных, с большими мундштуками труб, за которым последовал грохот копыт рыцарских коней и поощряющие крики зрителей. Противники встретились точно посередине поля, так же как копья обеих - в середине щитов друг друга. Оба упали с лязгом, вспугнувшим птиц с ближайших деревьев, как их вспугивали уже много раз в этот день. Кони покатились по земле.

Ратники обоих рыцарей выбежали на поле подобрать своих вождей и уволочь коней, сломавших себе шеи. На мгновение Вольф подумал, что идше и Кикаха тоже убиты, потому что ни тот, ни другой не шевелились. Однако, после того как его принесли в лагерь, Кикаха поднялся. Он слабо усмехнулся и сказал:

– Видел бы ты другого парня.

– С ним все о'кей, - ответил Вольф, взглянув на другой лагерь.

– Очень жаль, - ответил Кикаха. - Я надеялся, что он больше не причинит нам забот. Он и так уж чересчур задержал меня.

Кикаха приказал выйти из шатра всем, кроме Вольфа. Его вассалы, казалось, не хотели покидать его, но подчинились, хотя и не без предуп-реждающих взглядов на Вольфа. Кикаха рассказал:

– Я держал путь из своего замка в замок фон Элгерса, когда проехал мимо шатра Лаксфалька. Буть я один, я показал бы ему нос в ответ на его вызов и поскакал бы дальше. Но тут были также и тевтоны, и я должен был подумать и о своих собственных вассалах. Я не мог себе позволить приоб-рести репутацию труса. Мои же собственные ратники забросали бы меня гнилой капустой, и мне пришлось бы драться с каждым рыцарем в стране, чтобы доказать свою смелость. Я счел, что мне не понадобится много времени, чтобы втолковать этому идше, кто самый лучший воин, а потом я смогу отправиться дальше. Но вышло иначе. Герольды записали меня на позицию Номер Три. Это означало, что я должен был за три дня встретиться в поединке с тремя противниками, прежде чем доберусь до большой игры. Я протестовал, но бесполезно. Поэтому я выругался про себя и решил пережить. Ты видел мою вторую встречу с Фунем Лаксфальком. В первый раз мы тоже вышибли друг друга из седла. Даже так, это больше чем сделали другие. Они так и кипят, потому что идше нанес поражение всем тевтонам, кроме меня. Помимо этого, он уже убил двоих, а одного искалечил на всю жизнь.

Слушая Кикаху, Вольф снимал с него доспехи. Кикаха вдруг сел, стеная и морщась, и осведомился:

– Эй, а как ты, черт возьми, попал сюда?

– По большей части на своих двоих. Но я думал, что ты погиб.

– Сообщение о моей смерти было не слишком сильно преувеличенным.

Когда я свалился в ту шахту, то приземлился на полдороги на земляном карнизе. Он отломился и вызвал небольшой обвал, засыпавший меня после того как я приземлился на дно. Но я пробыл без сознания недолго, и земля только слегка покрыла мне лицо, так что я не задохнулся. Некоторое время я лежал тихо, потому что шолкины заглядывали тогда в эту яму. Они даже бросили вниз копье, но оно разминулось со мной на волосок крота. Через пару часов я откопал себя. Прямо скажу, я здорово попотел, выбира-ясь. Земля продолжала обваливаться, а я продолжал падать обратно. Это заняло у меня, должно быть часов десять, но и в этом мне повезло. А теперь как ты попал сюда?