25Sep

Глава 3

На следующий день, едва добравшись до центра управления базы, Ротанов вызвал обоих своих заместителей по научной и технической части, а также заведующих некоторыми отделами. Вообще-то он не баловал их совещаниями, полагая, что на военизированной базе руководство должно быть упрощено до предела и каждый сам должен знать круг своих обязанностей. Если этого не случалось, он быстро подыскивал замену и постепенно создал на базе достаточно квалифицированный отряд руководителей различных подразделений, добившись в конце концов того, что в чрезвычайных обстоятельствах отделы вполне могли бы функционировать самостоятельно.

Однако сегодня ему нужны были не только люди, до конца понимающие поставленную перед ними задачу. Ему нужны были соратники, готовые разделить с ним нелегкий груз ответственности, поскольку задуманное им дело не знало прецедентов в практике федеративного космического флота.

Пока он ожидал своих вызванных сотрудников, ему пришлось дать повторную команду роботу на уборку помещения. Кругом лежал толстый слой пыли, а в углу даже валялись черепки разбитой вазы.

"Закончу с "Енисеем", сразу вплотную займусь отделом внутренней кибернетики", - твердо решил он, с раздражением наблюдая, как неповоротливый глупый робот высыпает собранную пыль в тот самый угол, где уже лежали осколки разбитой вазы.

Но как только закрылась дверь за последним из приглашенных, как только он положил перед собой чистый листок бумаги и вынул из нагрудного кармана изрядно потрепанный блокнот с серебряным карандашом, который так и не удосужился заменить на магнитное перо, все посторонние мысли тут же улетучились у него из головы.

– Я хотел бы осмотреть "Енисей".

Он видел, как поразила их эта фраза, и сразу, не ожидая возражений, продолжил:

– Я понимаю всю беспрецедентность этого решения, а также ту степень ответственности, которую мы на себя берем.

Он говорил так, словно они уже согласились с ним, словно возражений не могло быть в принципе. Некоторое время они молчали, огорошенные услышанным. Первым опомнился Огрехов - заведующий отделом грузоперевозок.

– Рано или поздно Совет об этом узнает... и тогда...

– Я не собираюсь скрывать от Совета свои действия, - резко прервал его Ротанов. - Положение слишком серьезное, а специальная комиссия, затребованная нами с Земли, прибудет не раньше чем через полгода. У меня есть основания предполагать, что через такой длительный срок "Енисей" поздно будет обследовать.

– Но киберы осматривали корабль!

– Знаю. Придется осмотреть еще раз с людьми.

– И что же, потом на полгода сажать всю бригаду в карантин?

– Если потребуется - посадим. Это будет зависеть от того, что мы обнаружим на корабле.

– Но у нас нет высококвалифицированных специалистов-микробиологов, нет вообще ни одного пространственного биолога.

– Мы не будем искать там следы чужой микрофлоры.

– Что же тогда?

"Если бы я знал..." - подумал он, а вслух сказал:

– Поиск будем вести в скафандрах высокой защиты. Подготовьте необходимую аппаратуру для составления структурных карт магнитных и электрических полей корабля. Постараемся также замерить в пределах возможного, как влияет корабль на поле тяготения Регоса.

– Слишком мала масса...

– Знаю, все-таки попробуем. После инспекции вся задействованная аппаратура, а также скафандры и механизмы, побывавшие на корабле, будут уничтожены. Подготовьте соответствующий акт...

"Семь бед, один ответ, - подумал он про себя. - В конце концов Совет, конечно, до меня доберется и взгреет за все сразу. Но в течение ближайших шести месяцев им этого не удастся, и я один буду отвечать за свои действия".