17Aug

Глава 13

Ротанов вновь сидел в кресле пилота. "Икар" медленно складывал стыковочные устройства.

Они могли уйти. Одного взгляда на компьютер было достаточно для того, чтобы оценить ситуацию. Несмотря на потерю времени и скорости, несмотря на близость планеты, выбор все еще был за ними. Значит, он ошибался. Значит, в корабле не таилось ловушки... Выбор... Могли ли те, кто следил за ними, больше он не сомневался в их существовании, могли ли они предвидеть заранее, каким он будет, выбор? Возможно, могли. Возможно, лишь надеялись на то, что мы сами примем верное решение.

Так что же там, внизу? Смертельная атмосфера или жизнь? Шел же оттуда луч, управлявший "Симансом"! Шел. И это тот самый шанс, о котором он говорил Олегу. Шанс, дающий им право надеяться на успех.

Интересно, простит ли ему когда-нибудь Олег, если он сейчас уведет корабль вверх, прочь от смертоносной планеты? Простит ли он себе сам, вот главное.

Никто не задал ему ни одного вопроса, с тех пор как они покинули "Симанс". Экипаж ждал его решения и не сомневался, каким оно будет.

– Готовность ноль. Подтвердить.

Четыре ответа: готов, готов, готов... - и старт.

Почти сразу "Икар" стал круто уходить вниз к планете. Курсограф строго выдерживал азимут, снятый с локаторной антенны "Симанса". "Икар" по пологой спирали, закрученной вокруг линии азимута, штопором ввинчивался вниз. Равномерно свистели двигатели, коротко вспыхивали сервомоторы управления, чавкали гидравлические амортизаторы.

– Пятьдесят тысяч метров до отражающей плоскости! Сорок тысяч! Двадцать! - чуть охрипшим голосом докладывал Фролов.

Что там? Облачный покров? Густая атмосфера? Отчего так странно, почти полностью отражается импульс локатора? Скорее всего, ионизирующий слой... Все. Пора гасить скорость.

– Десять тысяч!

– Азимут?

– Выдерживаем!

Странная пелена затягивала экраны. Спираль Галактики постепенно гасла. Едва мерцала каким-то мутным, потускневшим блеском голубая звезда, светило этой необычной планетной системы. Они никак не могли отделаться от ощущения, что "Икар" медленно погружается в морскую пучину.

– Почему на левом только девять десятых мощности? - тихо спросил Ротанов, и Фролов сразу же ответил:

– Мы не успели прогреться. Двигатели на форсаже.

– Тянет же правый.

– Левый всегда прогревается медленнее.

– Может понадобиться вся мощность.

Фролов поколдовал с рычагами. Надсадный визг с левого борта усилился, и стрелка медленно поползла к последней отметке шкалы.

– Вот теперь нормально. Расстояние?

Молчание в ответ. Ротанову некогда отвлекаться, чтобы взглянуть на приборы. Корабль все время уводит в сторону. Автоматика не успевает откорректировать курс.

– Расстояние!

– Его нет, командир! Импульсы радаров снова не отражаются!

Корабль неожиданно рвануло вперед. В ушах зазвенело от прилившей крови, кресла заскрипели от перегрузок. Едва справляясь с отяжелевшими, похожими на колоды руками, Ротанов развернул "Икар" кормой вниз и включил двигатели на полную мощность, стараясь замедлить падение. Это мало что изменило. Корабль продолжал стремительно проваливаться.