10Dec

Глава 23

Под утро Мэри начала ворочаться и стонать. Я обнял ее и зашептал:

– Я здесь, родная, здесь. Все в порядке. Сэм с тобой.

Она открыла глаза, и в них уже знакомый мне ужас. Затем она увидела меня и успокоилась.

– Сэм! Мне такой жуткий сон приснился!

– Все уже в порядке.

– А почему ты в перчатках? - Мэри вдруг заметила на себе бинты; что-то в ее лице дрогнуло, и она все поняла. - Это был не сон!

– Нет, родная, не сон. Но ты не бойся. Я его убил.

– Убил? Ты уверен, что он мертв?

– Абсолютно.

– Иди ко мне, Сэм. Обними меня крепко-крепко.

– Тебе будет больно.

– Все равно обними!

Я обнял ее, стараясь не давить на обгоревшие плечи. Спустя какое-то время она перестала дрожать.

– Извини, дорогой. Я всего лишь слабая женщина.

– Ну что ты! Видела бы ты, в каком я был виде, когда меня спасли от паразитов. - Я видела. Но ты должен рассказать мне, что случилось. Я помню, как ты запихивал меня спиной в камин. И это все.

– Извини, ничего другого мне уже не оставалось. Я хотел снять паразита, и по-другому никак не получалось.

– Я знаю, Сэм, знаю, дорогой. И очень тебе благодарна за то, что ты сделал. От всего сердца благодарна. Ты снова меня спас.

У нас обоих стояли на глазах слезы. Наконец я справился с собой, шмыгнул косом и продолжил:

– Ты не ответила, когда я тебя позвал. Я вышел в гостиную и сразу увидел тебя.

– Да, помню. Я так сопротивлялась!

– Я знаю, что сопротивлялась. Ты хотела уйти, - сказал я, глядя ей в глаза. - Но как тебе это удалось? Когда паразит на спине, это конец, с ним невозможно справиться.

– Да, мне не удалось... Но я старалась изо всех сил.

Каким-то образом Мэри сумела воспротивиться воле паразита, а это невозможно. Уж я-то знаю. Тем не менее я догадывался, кому обязан победой.

Пусть она сдерживала паразита лишь чуть-чуть, но без этого я бы наверняка с ним не справился, поскольку не мог драться с Мэри так, как на самом деле умею.

– Надо было, конечно, взять фонарь, - продолжила она, - но знаешь, Сэм, мне и в голову не пришло, что здесь тоже опасно.

Я кивнул. Мне тоже казалось, что здесь, в горах, совершенно безопасно - как под одеялом или в крепких объятиях.

– Пират прибежал сразу же. Но я не видела этой твари, пока не коснулась, а потом было уже поздно. - Мэри вдруг села. - А где Пират, Сэм?

С ним ничего не случилось? Позови его.

Пришлось рассказать. Она выслушала меня с застывшим лицом, кивнула и больше о нем не заговаривала. Я же решил переменить тему:

– Ну раз ты проснулась, я приготовлю тебе завтрак.

– Стой!

Я остановился.

– Не уходи. Я ни за что не выпущу теперь тебя из вида. И я сама приготовлю завтрак.

– Черта с два. Ты останешься в постели и будешь вести себя как послушная девочка.

– Подойди ко мне и сними перчатки. Я хочу посмотреть, что у тебя с руками.

Перчатки я снимать не стал, даже думать об этом не мог, потому что обезболивающее почти уже не действовало.

– Так я и знала, - мрачно произнесла Мэри. - У тебя ожоги еще хуже, чем у меня.

В общем, завтрак готовила она. Более того, она одна его и ела - мне самому ничего, кроме кофе, не хотелось. Но я настоял, чтобы она тоже пила много жидкости: ожоги на большой площади - это не шутка. Позавтракав, Мэри отодвинула от себя тарелку и сказала:

– Знаешь, Сэм, я ни о чем не жалею. Теперь я тоже знаю, каково это.

Теперь мы оба знаем.

Я тупо кивнул. Как говорится, и в радости, и в горе...

Мэри встала.

– Видимо, надо возвращаться.

– Да, - согласился я. - Нужно скорее доставить тебя к врачу.

– Я не это имела в виду.