20May

Глава 20

Как ни странно, когда я вернулся в Белый дом, Старик оказался свободен: Президент отбыл на закрытую сессию ООН. Я рассказал Старику, что видел, и какое впечатление произвели на меня Варгас и Макилвейн.

– Ну прямо как бойскауты, которые хвастаются друг перед другом альбомами с марками. По-моему, они даже не понимают, насколько все серьезно.

Старик покачал головой.

– Ты их недооцениваешь, сынок. Если кто и сумеет найти выход, то на них надежды больше, чем на нас с тобой.

– Ха! - сказал я (хотя, может быть, тогда прозвучало более крепкое словцо). - Дай бог, чтобы они паразитов своих не растеряли.

– А тебе уже рассказали про слона?

– Про какого слона? Они мне вообще ничего не рассказали. Я их, похоже, мало интересовал; они больше друг другом занимались.

– Ты просто не понимаешь, что такое "увлеченность исследователя". А насчет слона... Одна обезьяна с наездником каким-то образом сбежала. Позже раздавленный труп обезьяны нашли в слоновнике. И один из слонов исчез.

– Ты хочешь сказать, что где-то в окрестностях бродит слон с паразитом? - Мне чуть плохо не стало, когда я представил себе эту картину: все равно что танк с кибернетическим мозгом.

– Слониха, - поправил меня Старик. - Ее нашли в Мэриленде. Она спокойно поедала на поле капусту. Уже без паразита.

– И куда же он делся? - Я невольно огляделся по сторонам.

– В деревне неподалеку пропала летающая машина. Я думаю, что паразит уже где-то по ту сторону Миссисипи.

– Кто-нибудь из людей пропал?

Он пожал плечами.

– Это свободная страна, так что кто знает? Одно радует: паразиты не могут скрываться на человеке за пределами красной зоны.

Последняя его реплика заставила меня вновь задуматься о том, что я увидел в зоопарке, но не осознал сразу. Смутная догадка маячила совсем близко, но никак не давалась в руки. Старик тем временем продолжал:

– Правда, нам потребовались довольно суровые меры, чтобы заставить людей соблюдать режим "Голая спина". Президент до сих пор получает заявления протеста - в основном, от всяких блюстителей нравственности. А тут еще и Национальная ассоциация галантерейщиков подключилась.

– В смысле?

– Можно подумать, мы делаем это, чтобы распродать их дочерей по борделям. Была тут недавно одна делегация, "Матери республики" или еще что-то в таком же духе.

– И что, Президент вынужден тратить свое время на это? Сейчас?

– Нет. Их принимал Макдоно. Но он и меня потащил. - Старик скривился.

– Мы им сказали, что они не увидят Президента, пока не разденутся догола.

Только это их и остановило.

Беспокоившая меня мысль наконец оформилась.

– А знаешь, может быть, и до этого дойдет.

– До чего?

– Придется заставлять людей раздеваться.

Старик закусил губу и задумался.

– На что ты намекаешь?

– А нам точно известно, что паразит может присасываться к человеку только на плечах?

– Тебе лучше знать.

– В том-то и дело. Мне казалось, я знаю, но теперь совсем не уверен.

Пока я был... э-э-э... с ними, мы так и делали. Однако... - Я подробно рассказал Старику, что произошло, когда Варгас подсадил беднягу Сатану к титанцам. - Обезьяна начала двигаться, едва паразит дополз до основания позвоночника. Я уверен, титанцы предпочитают присасываться поближе к головному мозгу, но не исключено, что они с таким же успехом могут спрятаться у человека в штанах, вытянув небольшой отросток до спинного мозга.

– Хм... Помнишь, сынок, тот первый раз на базе, когда я заставил всех раздеться догола? Как ты догадываешься, это не случайно.

– Видимо, ты был прав. Они могут прятаться на теле человека где угодно. Взять хотя бы эти твои "семейные трусы". Там запросто может пристроиться паразит, а люди просто решат, что у тебя отвислый зад.

– Хочешь, чтобы я разделся?

– Я придумал проверку получше - "канзасский захват". - Может, это и прозвучало как шутка, но я говорил на полном серьезе. И, не дав ему опомниться, с размаху хватил пятерней с полусогнутыми пальцами пониже спины.