22Jul

Глава 10

Еще дня два или три меня держали в постели и обращались со мной как с ребенком. Впрочем, я не возражал: последние несколько лет мне просто не доводилось отдыхать по-настоящему. Болячки заживали, и вскоре мне предложили - вернее приказали - делать легкие упражнения, не покидая палаты.

Потом как-то заглянул Старик.

– Ну-ну, симулируешь, значит?

Я залился краской, но все же нашелся:

– Какая неблагодарность, черт побери! Достань мне штаны, и я тебе покажу, кто симулирует.

– Остынь. - Старик просмотрел мою больничную карту, потом сказал Дорис: - Сестра, принесите этому человеку шорты. Я возвращаю его на действительную службу.

Дорис уперла руки в бока и заявила:

– Вы, может, и большой начальник, но здесь ваши приказы не имеют силы. Если лечащий врач...

– Хватит! Принесите ему какие-нибудь подштанники.

– Но...

Старик подхватил ее на руки, поставил к двери, и хлопнув по попке, сказал:

– Быстро!

Она вышла, недовольно бормоча, и вскоре вернулась с доктором.

– Док, я послал ее за штанами, а не за врачом, - добродушно сказал Старик.

Тот юмора не оценил и ответил довольно холодно:

– А я бы попросил вас не вмешиваться в лечебный процесс и не трогать моих пациентов. - Он уже не ваш пациент. Я возвращаю его на службу.

– Да? Сэр, если вам не нравится, как я справляюсь со своими обязанностями, я могу подать в отставку.

Старик парировал тут же:

– Прошу прощения, сэр. Иногда я слишком увлекаюсь и забываю о принятом порядке вещей. Не будете ли вы так любезны обследовать этого пациента? Если его можно вернуть на службу, он нужен мне как можно скорей.

У доктора на щеках заиграли желваки, однако он сдержался.

– Разумеется, сэр.

Он долго изучал мою карту, затем проверил рефлексы.

– Ему еще потребуется время, чтобы восстановить силы... Но можете его забирать. Сестра, принесите пациенту одежду.

"Одежда" состояла из шорт и ботинок. Но на базе все были одеты точно так же, и, признаться, при виде людей с голыми плечами, без паразитов, у меня даже на душе становилось спокойнее. О чем я сразу сказал Старику.

– Ничего лучше мы пока не придумали, - проворчал он, - хотя база теперь напоминает пляж, полный курортников. Если мы не справимся с этой нечистью до зимы, нам конец.

Мы остановились у двери с надписью "Биологическая лаборатория. Не входить!"

Я попятился.

– Куда это мы идем?

– Взглянуть на твоего дублера, на обезьяну с твоим паразитом.

– Так я и думал. Нет уж, увольте. - Я почувствовал, что дрожу.

– Послушай, сынок, - терпеливо сказал Старик, - тебе нужно перебороть себя. И лучше будет, если ты не станешь уходить от встречи. Знаю, тебе нелегко. Я сам провел несколько часов, разглядывая эту тварь и пытаясь привыкнуть к ее виду.

– Ты ничего не знаешь. Не можешь знать! - Меня так трясло, что пришлось опереться о косяк.

– Да, видимо, когда у тебя на спине паразит, это все воспринимается по-другому. Джарвис... - Он замолчал.

– Вот именно, черт побери! По-другому! И ты меня туда не затащишь.

– Нет, я не стану этого делать. Но, очевидно, врач был прав. Возвращайся, сынок, и ложись обратно. - Старик шагнул за порог. Он сделал три или четыре шага, когда я позвал:

– Босс!

Старик остановился и повернулся ко мне с непроницаемым лицом.

– Я иду, - добавил я.

– Может быть, не стоит?