17Jul

Глава 6

– Что это? - спросила Дейл Арден.

Она, Флеш и доктор Зарков стояли на узком мостике и смотрели вниз, в машинное отделение "Доброй Надежды". Противоположная стена находилась по меньшей мере в пятистах метрах от них. Они стояли примерно в семидесяти -пяти метрах над уровнем главной палубы. Гигантские пучки кабелей, трубопроводы, узлы механизмов расходились и пересекались друг с другом без видимого смысла и цели.

– Этого я еще не знаю, - ответил Зарков.

Точно в центре этой колоссальной пещеры, там, где должен был стоять один из четырех главных ядерных реакторов, находилась объемная масса неопределенной формы, словно состоявшая из обычного гранита. Она выглядела гигантским осколком скалы, упавшим между двигателей. Вдобавок ее окружало слабое голубое сияние.

Все трое уставились на эту странную картину там, внизу. Доктор Зарков время от времени посматривал на пачку голубых чертежей, которые он нашел три дня назад.

Прошла уже ровно неделя с тех пор, как они совершенно неожиданно покинули околоземную орбиту. За это время они ознакомились с большей частью корабля и проверили функционирование многих бортовых систем. Но несмотря на эти исследования, им так и не удалось узнать, куда они летели, куда делась Сара Дебоншир, отсутствующая в анабиозном отсеке, и кто убил остальных членов экипажа.

Одно во всяком случае было ясно. Корабль обветшал. Исследуя его, они часто проходили мимо сгоревших электромоторов, перебитых волноводов и других повреждений. Электронные приборы работали неточно из-за различных дефектов, а их ремонт без необходимых знаний мог длиться годами. А теперь вот еще и это.

Зарков снова посмотрел на голубую схему и покачал головой:

– Что бы это ни было, оно не принадлежит к первоначальному оборудованию корабля.

– Это гапердрайв-привод, - сказал Флеш, рассматривая странный предмет внизу.

– По-видимому, - без всякого сарказма ответил Зарков. - Но кто установил его и когда?

– И почему? - добавила Дейл.

Это замечание обеспокоило Флеша. Он спросил себя, не было ли это устройство делом рук "Транс Фед", но тут же отбросил эту мысль. Эта штука там, внизу, чем бы она ни была, не могла быть создана "Транс Федерацией". Если это действительно гипердрайв-привод, то совершенно ясно, что никто в Федерации не мог создать его.

Кроме того, что в Федерации еще никогда не было создано ничего, что напоминало бы этот странный камень, они находились в гипердрайве уже целую неделю. А обычно гипердрайв-прыжок длился не дольше одной-двух секунд. И, как правило, большую часть времени занимал полет на досветовой скорости от одной каталогизированной гиперточки до другой.

Флеша мучило еще одно. Трупы в анабиозном отсеке. Два дня назад, надев скафандр, он еще раз побывал на этой палубе. Его все время что-то притягивало к этому месту. Это ужасное зрелище, застывшая сцена, которую все они считали убийством.

Сейчас там стало еще хуже. Много хуже, чем он ожидал. Бактерии, которые они занесли с собой в стерильное помещение, вызвали разложение. То, что он увидел внутри, прочно запечатлелось в его памяти. Две последние ночи он плохо спал. Стоило только закрыть глаза, как тут же возникали трупы мужчин и женщин, их разлагающаяся плоть, зияющие раны на их горле; и еще - молодая женщина, сжимающая в руке окровавленный нож; она кричала и смеялась, как безумная.

– Я и так догадываюсь, что это за штука, - сказал Зарков, и Флеш обратил все свое внимание на ученого. - Хотя и охотно спустился бы вниз, чтобы поближе взглянуть на нее. Но вряд ли это стоит тех усилий, что придется нам затратить.