16Aug

Глава 4

Флеш включил внешний микрофон своего скафандра, задержал дыхание и прислушался, нет ли необычных шумов и каких-нибудь подозрительных шорохов. Однако на борту "Доброй Надежды" все было тихо. Это была жуткая тишина, и Флеш почувствовал себя неуютно. Тишина могилы.

Воздушный шлюз, в котором они все еще стояли, по-видимому, находился на палубе ангара. Слабые лампочки висели высоко вверху, тускло освещая четыре больших бота, похожих на наземные машины. Они стояли в ряд на своих стартовых полозьях, направленные на гигантские выпуклые ворота. Флеш сделал несколько шагов по направлению к ним.

Ими никогда не пользовались. Лобовые части, обшивка ботов ничуть не обгорели и выглядели новыми. Это значило, что экипаж "Доброй Надежды" никогда не совершал высадки на планеты. По крайней мере, на своих ботах.

– Здесь как-то призрачно, - донесся из наушников испуганный голос Дейл.

Флеш обернулся к ней - она уже вышла на пару метров из воздушного Шлюза. Зарков уставился на нечто вроде пособия по обслуживанию возле пульта с приборами и лампочками. Через некоторое время старый ученый оторвался от схемы и повернулся к Флешу:

– Они предусмотрели этот шлюз на случай бегства при экстренных обстоятельствах; поэтому снаружи нет никаких вспомогательных устройств.

– Как же тогда они выходили наружу при обычных обстоятельствах? - поинтересовался Флеш. Он почти слышал, как Зарков пожал плечами.

– Я думаю, на ботах. На корабле повсюду видны ремонтные шлюзы. На плане, который у меня с собой, показана система из сотен шлюзов.

– Ну а можно ли, например, выяснить, использовался ли когда-нибудь этот шлюз?

– Здесь вряд ли, - ответил Зарков. - Но если существует центральный банк данных, нечто вроде бортовой компьютерной системы, это, конечно, можно выяснить.

Он еще раз оглянулся назад на воздушный шлюз. Над ним светилось слово "СНАРЯЖЕНИЕ" и номер шлюза.

– Охранительница, ты слышишь меня? - спросил Флеш.

– Я слышу тебя, Флеш. Тут какие-то номера, которые я не могу локализовать. Но я пытаюсь отфильтровать их. Зарков перестал осматривать шлюз.

– Изменилось ли что-нибудь в состоянии "Доброй Надежды"?

– Зарегистрирован короткий энергетический импульс в контрольной башне, находящейся на внешней обшивке, в двух километрах от того места, где вы сейчас находитесь. Я считаю, что он мог возникнуть из-за того, что вы активизировали шлюз. Вероятность этого восемьдесят процентов.

– Изменилось ли состояние биомассы? - спросила Дейл, и Флеш услышал надежду в ее голосе.

– Боюсь, что нет, - дружески ответила Охранительница. - В ее состоянии ничего не изменилось.

– Локализируй анабиозный отсек и дай мне подробную схему ходов и коридоров, - сказал Флеш.

– Сейчас, - ответила Охранительница. Сразу же после этого на маленьком экранчике над защитным стеклом шлема Флеша засветилась схема. Сначала она двигалась и мерцала, потом движение стало медленнее, и схема стабилизировалась, превратившись в сложную диаграмму.

– Пожалуйста, упрости, - попросил Флеш. - И обозначь нашу позицию.

Изображение на экранчике Флеша, казалось, прояснилось. Крошечная красная точка замерцала в большом помещении в нижней части схемы. Еще большее свободное помещение находилось точно под ними, оно было окружено зеленой светящейся каймой. Он некоторое время пристально рассматривал схему, потом повернулся снова к Дейл.

– Дейл, я еще раз прошу тебя, вернись на "Неустрашимый" и подожди нас там. При помощи Охранительницы ты сможешь узнать все, что мы здесь обнаружим.

– Нет, - категорически ответила она. Флеш глубоко вздохнул и выразительно посмотрел на Заркова.

– Пусть она держится позади нас, - сказал полковник, повернулся и странной спотыкающейся походкой побрел по палубе ангара. Здесь, в центральной оси корабля, где не было центробежной силы, царила невесомость. На внешней стенке отсека корабля, в самой дальней от оси вращения точке, центробежная сила, вероятно, достигала силы тяжести на Земле.