16Aug

Глава 13

Флеш Гордон всегда любил и уважал доктора Заркова за многие его качества, и среди них за его дружелюбие и терпимость. Он еще ни разу не видел, чтобы Зарков действовал неразумно, руководствуясь низменными побуждениями.

Сейчас же, когда они оказались внутри чудовищно огромной машины, он заметил, что его друг умеет быть жестким и решительным. Он и не подозревал, что Зарков может быть таким.

– Вы действительно хотите это сделать, док? - в последний раз спросил Флеш.

Зарков отвел взгляд. Потом посмотрел на Флеша и заметил, что полковник сильно обеспокоен.

– Она забрала Дейл, - довод был сокрушительным.

Мысль об этом наполнила Флеша болью. И все же... все же то, что они намеревались сделать, было неверно. Он физически чувствовал это.

– Если бы она хотела нас уничтожить, она не стала бы похищать Дейл. Вы же сами сказали: Дейл - заложница.

– Мы изменим эту ситуацию, - сказал Зарков тихо, но с неожиданным упорством.

– Тогда мы должны установить контакт с машиной, а не пытаться разрушить ее.

– Хорошо, отвлечемся от нас самих. А как быть с мужчинами и женщинами с "Доброй Надежды?" - в голосе Заркова звучала угроза. - Весьма вероятно, что. их убила именно эта машина.

– А как насчет Сандры Дебоншир?

– Без той самой странной установки в машинном отделении я никогда бы не счел машину убийцей. Но этот компьютер внедрил на борту "Доброй Надежды" ту установку, и когда мы попали на корабль, она доставила его сюда и совершила кораблекрушение.

Флеш покачал головой и устало провел рукой по лицу.

– Это все довольно плохо согласуется между собой.

– Да, - упорствовал Зарков. - Но эта несогласованность находится там, - он указал на соты, - а не у нас.

Зарков нажал на край одной из камер банка памяти. Материал обломился при легком прикосновении. Кусок величиной с ладонь Заркова упал на пол.

Флеш напрягся всем телом. Машина обязана была защищать саму себя. Он был уверен, что она не потерпит того, что сделал Зарков.

Зарков уже поднял руку, чтобы еще раз ударить по хрупким переборкам ячеек, когда в паре метров от него вспыхнуло световое изображение.

Они замерли и уставились на него. Изображение становилось то более, то менее резким, наконец, сфокусировалось, и они увидели Дейл Арден: она стояла, протянув руки вперед.

– Перестань, дядя Ханс, - крикнула она. Голос ее доносился откуда-то издалека.

– Дейл! - воскликнул Зарков.

– На самом деле я не здесь, дядя. Это только голографическая проекция.

– Где ты? - спросил Флеш.

– Ты в порядке? - в свою очередь спросил Зарков. - Она тебе что-нибудь сделала?

– У меня все хорошо, дядя. Но ты не должен разрушать память машины. Мне сказали, что ее уже никогда нельзя будет отремонтировать.

– Я уничтожу все, если они не освободят тебя целой и невредимой.

Дейл посмотрела на кого-то, кто находился вне поля их зрения. Потом снова повернулась к ним.

– Нет, - сказала она. - Я не слышала, что вы только что сказали. Мы работали со всей возможной скоростью, чтобы собрать проектор голограмм. В действительности все не так, как это кажется. Вы должны поверить мне.

– Кто с тобой? - спросил Флеш.

В ее глазах появилось беспокойное выражение, она снова оглянулась через плечо, словно ожидая подсказки.

– Вам все объяснят. Но сначала вы должны увидеть это собственными глазами. Вы мне не поверите, если я просто расскажу вам все.

– Они что-то с ней сделали, надо быть начеку, - сказал Зарков Флешу. - Если мы уйдем отсюда, мы можем потерять все.

– Дядя, - позвала Дейл. - Пожалуйста, уйдите отсюда. Одно только ваше присутствие в банке данных причиняет чудовищный вред. Пожалуйста.

Флеш взглянул на Заркова, старый ученый тяжело вздохнул. Наконец, он кивнул.

– Как нам выбраться отсюда? - спросил Флеш. На лице Дейл тотчас же появилось облегчение.

– Возвращайтесь в центр сот, и вы снова материализуетесь в помещении управления энергоснабжением. Оттуда уезжайте на каком-нибудь вагончике монорельса к поверхности. Я буду вас там ждать.