21May

9. Битва на равнине

Расстояние от пола зала до дна трубы не могло быть большим, так как все три жертвы гнева Тарно остались невредимыми. Карторис, все еще прижимая Тувию к груди, приземлился, как кошка на ноги, чтобы ослабить удар для девушки. Едва он коснулся грубых каменных плит этого нового подземного зала, как меч его был уже готов к немедленному применению. Но, хотя комната была освещена, вокруг не было и признака врага.

Карторис посмотрел на Иава. Тот был бледен, как смерть, от страха.

– Какова же будет наша судьба? - спросил юноша. - Скажи мне, человек. Стряхни с себя страх и скажи мне, чтобы я мог приготовиться отдать свою жизнь и жизнь принцессы Птарса как можно дороже.

– Комал! - прошептал Иав. - Нас сожрет Комал.

– Ваше божество? - спросил Карторис.

Житель Лотара кивнул головой. Затем указал на низкий проход в углу зала.

– Оттуда он придет к нам. Выбрось свой слабый меч, глупец. Это только больше разозлит его и усилит наши страдания.

Карторис улыбнулся, еще крепче сжав свой длинный меч.

Иав издал вдруг ужасающий вопль и в то же время указал на дверь.

– Он пришел, - захныкал он.

Карторис и Тувия посмотрели в направлении, указываемом Иавом, ожидая увидеть ужасное и наводящее страх существо в человеческом обличье, но к их удивлению, они увидели широкую голову и закрытые гривой огромные плечи гигантского бенса, самого большого из виденных ими.

Медленно, с чувством собственного достоинства, могучий зверь продвигался по комнате. Иав упал на пол и извивался всем телом в такой же рабской манере, как он делал это перед Тарно. Он заговорил со свирепым зверем, как заговорил бы с живым человеком, моля о пощаде.

Карторис встал между Тувией и бенсом, готовый отразить нападение.

Тувия повернулась к Иаву.

– Это и есть Комал, ваш бог? - спросила она. Иав утвердительно кивнул. Девушка улыбнулась и, проскочив мимо Карториса, быстро шагнула к рычащему плотоядному животному.

Низким твердым голосом заговорила она с ним, как говорила с бенсами в Золотых Скалах и у стен Лотара.

Зверь перестал рычать. С опущенной головой и кошачьим мяуканьем он подполз к ногам девушки. Тувия повернулась к Карторису.

– Это всего-навсего бенс, - сказала она. - Нам незачем бояться его.

– Я и не боялся его, - ответил он. - Я тоже верил, что это будет бенс, а у меня есть мой длинный меч.

Иав сел и уставился на происходящее. Стройная девушка заплетала рыжевато-коричневую гриву огромному существу, которое он считал за божество, а Комал терся своей мордой о ее бок.

– Это и есть ваш бог? - засмеялась Тувия.

Иав выглядел озадаченным. Он не знал, осмелится ли он осмотреть Комала или нет, поскольку так сильна власть религиозных предрассудков, что даже если мы и знаем, что почитали обман, все же колеблемся - признать или нет законность наших вновь приобретенных убеждений.

– Да, - сказал он. - Это Комал. В течении веков врагов Тарно бросали в эту яму, чтобы наполнить утробу Комала, так как его нужно было кормить.

– А есть ли выход из этого зала на улицы города? - спросил Карторис.

Иав вздрогнул.

– Я не знаю, - ответил он. - Мне никогда не приходилось бывать здесь раньше, никогда не было у меня такого желания.

– Успокойся, - проговорила Тувия. - Давайте все исследуем. Должен быть выход.

Все трое приблизились к двери, через которую вошел Комал. За ней находилось логовище с низким сводом и с маленькой дверцей в дальнем углу.

Она, к их радости, открылась при поднятии обычной щеколды и вывела их на круглую арену, окруженную зрительными рядами.

– Вот место, где Комала кормят при публике, - объяснил Иав. - Если бы Тарно осмелился, наша судьба решилась бы здесь, но он очень боялся лезвия острого меча красного человека, поэтому опустил нас в яму. Я не знал, что эти два зала так близко. Теперь мы легко можем достичь улиц и ворот города. Только стрелки могут препятствовать нашему освобождению, но, зная их секрет, я сомневаюсь, что в их власти повредить нам.