23Jul

13. Турджун - солдат фортуны

На лице Карториса из Гелиума отразились те чувства, которые так волновали его, когда он услышал от Хал Васа о том, что Гелиум в состоянии войны с Дузаром и что судьба привела его на службу к врагам.

То, что он мог использовать эту возможность для пользы Гелиума, едва ли перевешивало досаду, которую он чувствовал от того, что не выступил в открытую во главе своих верных войск.

Избежать службы в Дузаре было просто. А если не удастся? А если они усомнятся в его преданности (в преданности завербованного пантана всегда можно сомневаться), у него не будет возможности ускользнуть от бдительных глаз до окончания войны, которая может начаться через несколько дней и закончиться после долгих и изнурительных лет кровопролития.

Он восстановил в памяти описанные в истории войны, во время которых активные военные действия продолжались без перемирия по пятьдесят-семьдесят лет, и даже теперь на Барсуме существовали народы, с которыми Гелиум на протяжении всей своей истории никогда не был в состоянии мира.

Такая перспектива была неутешительной. Карторис не мог предположить, что через несколько часов он будет благодарить судьбу за то, что она привела его на службу Дузару.

– О! - воскликнул Хал Вас. - Вот и мой отец. Каор, Вас Кор. Вот человек, которого ты рад бы был видеть среди своих солдат - отважный воин... - Он заколебался.

– Тутджун, - представился Карторис, произнеся первое имя, пришедшее ему в голову.

Пока он говорил, его глаза были обращены к высокому воину, вошедшему в комнату. Где он видел раньше эту гигантскую фигуру, это молчаливое спокойствие и синевато-багровый шрам от рта до виска?

– Вас Кор, - повторил мысленно про себя Карторис. - Вас Кор! - Где же он видел этого человека?

Затем знатный человек заговорил, и все моментально всплыло в памяти Карториса - слуга на посадочной площадке Птарса и то время, когда он объяснял сложность своего нового компаса Туван Дину, единственный слуга, охранявший его ангар в ту ночь, когда он отправился в свое злополучное путешествие в Птарс - путешествие, которое так таинственно занесло его в Аантор.

– Вас Кор, - повторил он вслух, - да снизойдет благословение на твоих предков за эту встречу. - Но житель Дузара не догадался о том значении, которое скрывалось за банальной фразой, произнесенной жителем Барсума при представлении его знатному лицу.

– Да снизойдет благословение и на твоих предков, Турджун, - ответил Вас Кор.

Теперь пришла очередь Кар Комака быть представленным Вас Кору, и когда Карторис прошел через эту маленькую церемонию, ему в голову пришло единственное объяснение, которым он мог оправдать белую кожу и рыжие волосы стрелка, так как он боялся, что им не поверят и подозрение падет на обоих в самом начале.

– Кар Комак, - объяснил он, - как вы видите, жрец. Он бродит далеко от своих скованных льдом южных башен в поисках приключений. Я наткнулся на него в тюрьме Аантора, но хотя я знаю его короткое время, могу поручиться за его храбрость и преданность.

С тех пор как Джон Картер разрушил основу их фальшивой религии, большинство жрецов с радостью приняли новый порядок вещей, поэтому теперь было не столь необычным видеть их вперемешку с множеством красных воинов в любом из великих городов внешнего мира, и поэтому Вас Кор не почувствовал и не выразил большого удивления.

На протяжении всей беседы Карторис наблюдал, не узнает ли его Вас Кор в воинственном пантане, но бессонные ночи, долгие дни походов и сражений, раны и потеря крови - всего этого было достаточно, чтобы стереть последние остатки тождества с прежним Карторисом, и потом, Вас Кор видел молодого человека всего два раза в жизни. Неудивительно, что он не узнал принца.