19Oct

10. Кар Комак - стрелок

Когда Карторис пробирался к дальним горам, все еще крепко сжимая руку Тувии в своей руке, его немного удивляло продолжительное молчание девушки. Ему было столь приятно ощущать прикосновение ее прохладной руки, что он боялся разорвать чары ее вновь обретенного расположения своим разговором.

Далее они шли через темный лес до тех пор, пока на них не стали опускаться тени быстро надвигающейся марсианской ночи. Тогда Карторис решил заговорить с девушкой.

Они вместе должны думать о будущем. Это была его идея - пройти прямо через скалы, если удастся найти проход, и он был уверен, что проход рядом с ним, но юноша хотел узнать мнение Тувии.

Когда взгляд Карториса упал на девушку, его поразила ее странная эфирная внешность. Казалось, она таяла в темной реальности ночи. Он продолжал смотреть на нее, и она медленно сникала под его взглядом.

На мгновение он был ошеломлен, и внезапно вся правда предстала перед ним. Иав заставил его поверить в то, что Тувия сопровождает его в лесу, а в действительности он удержал девушку при себе.

Карториса охватил ужас. Он проклинал себя за глупость, и все же он знал, что дьявольская власть жителя Лотара, которой тот воспользовался, чтобы ввести юношу в заблуждение, могла обмануть каждого.

Как только он понял правду, он повернул в направлении Лотара, но теперь двигался быстро. Земные мускулы, унаследованные им от отца, быстро несли его по мягкому ковру из опавших листьев и буйно разросшейся травы.

Серебристый свет луны затопил всю долину перед обнесенным стеной городом Лотаром, когда Карторис, выйдя из леса, остановился у больших ворот, через которые беглецы покинули город в этот день.

Сначала он не увидел никаких признаков присутствия людей. Равнина была пустынна. Толпы стрелков не располагались больше под свисающей зеленью гигантских деревьев. Кровавые груды истерзанных мертвецов не портили красоты алых газонов. Кругом стояла тишина. Царил мир.

Житель Гелиума, остановившись на мгновение на опушке леса, зашагал через долину к городу, пока не увидел бесформенную груду у своих ног на траве.

Это было тело человека, лежавшего ничком. Карторис повернул тело на спину. Это был Иав, но истерзанный и искалеченный до неузнаваемости.

Принц низко склонился над телом, чтобы проверить, хранит ли оно признаки жизни, в этот момент веки Иава приподнялись, и тоскливые и страдающие глаза взглянули на него.

– Принцесса Птарса! - воскликнул Карторис. - Где она? Ответь мне, человек, или я закончу работу, которую до меня так хорошо начали.

– Комал, - слабо пробормотал Иав. - Он прыгнул на меня... и разорвал бы на куски, если бы не девушка. Потом они оба ушли в лес - девушка и большой бенс... Пальцы ее обвивали его рыжевато-коричневую гриву и ласкали ее.

– Какой дорогой они пошли? - спросил Карторис.

– Здесь, - слабо ответил Иав, - к проходу в скалах.

Принц Гелиума больше ничего не хотел услышать и, вскочив на ноги, зашагал обратно в лес.

На рассвете он достиг начала темного туннеля, который приведет его в другой мир, подальше от этой долины призрачных воспоминаний и страшных гипнотических влияний и угроз.

На протяжении всего темного и страшного коридора он не столкнулся ни с каким препятствием и вышел наконец на дневной свет у подножия горы и на небольшом расстоянии от южной окраины владений Торказа, не более чем в ста пятидесяти хаадах.

От границ Торказа до города Аантора расстояние равнялось приблизительно двумстам хаадам, и поэтому жителю Гелиума предстояло путешествие в сто пятьдесят земных миль, отделявших его от Аантора.

Самое лучшее, что он осмелился предположить, это то, что Тувия будет двигаться в направлении Аантора. Там лежала ближайшая вода, там можно было ожидать поисковую группу из владений ее отца, так как Карторис знал Туван Дина достаточно хорошо и предполагал, что тот осмотрит каждый камень, пока не узнает правду о похищении своей дочери и не узнает все, что необходимо знать о ее местонахождении.