23Oct

19. Озара

Жизнь коротка, и когда я услышал слова приговора из уст джэддака Ул Васа, слова, обрекающие пятерых из нас на смерть через семь дней, я, естественно, должен был чувствовать подавленность, но я не чувствовал ее, осознав, что Дея Торис ждет горшая, чем смерть, судьба.

Я был рад, что она ничего не слышала. Знание того, что предназначалось ей, ничем бы ей не помогло, а приговор, вынесенный мне, принес бы лишь горе.

Все мои товарищи, ничего не видя и не слыша, стояли, как покорный скот, перед лицом своей жестокой судьбы. Для них это было только пустое место, передо мной же было создание из плоти и крови; это был смертный, нить жизни которого можно было перерезать острием меча.

Снова заговорил Ул Вас.

– Уведите их, - приказал он. - Мужчин заключите в Бирюзовой башне, а женщин - в Бриллиантовой башне.

Я подумал, что могу прыгнуть и задушить его голыми руками, но здравый смысл подсказывал, что этим я не спасу Дею Торис. Итогом будет лишь моя смерть, а это лишит ее последней надежды на спасение, поэтому я медленно двинулся вместе со своими товарищами. Последнее, что я видел в тронном зале, был взгляд Озары, джэддары таридов.

Умку и меня вернули в ту же камеру, сюда же поместили Джат Ора, Гар Нала и Ур Джана. Мы не разговаривали, пока дверь не закрылась за охраной, невидимой для всех, но не для меня и Умки. Остальные казались удивленными, на их лицах было написано изумление.

– Что это было, Вандор? - спросил Джат Ор. - Зачем мы стояли в пустом зале перед пустыми тронами?

– Зал был полон людей. На тронах, которые казались вам пустыми, сидели джэддак и джэддара, и джэддак произнес нам всем смертный приговор. Мы умрем на седьмой день.

– А принцесса и Занда? - спросил он.

– К несчастью, нет.

– Почему ты говоришь "к несчастью"? - спросил падвар.

– Потому что они предпочли бы смерть тому, что их ждет. Джэддак Ул Вас оставил их себе.

Джат Ор нахмурился.

– Мы должны что-то сделать, - сказал он. - Неужели ты спокойно пойдешь на смерть, зная, какая судьба их ждет?

– Ты лучше меня знаешь, Джат Ор, что я надеюсь спасти их. Хотя я не вижу пока возможности, я не теряю надежды Даже если такой возможности не будет, я в последний момент сумею отомстить за Дею Торис. У меня преимущество перед этими людьми.

– Какое? - поинтересовался он.

– Я их вижу и слышу.

Он кивнул.

– Да, я забыл. Но кажется невозможным видеть и слышать то, чего не видно и не слышно.

– Почему они хотят убить нас? - спросил Гар Нал. Он внимательно слушал наш разговор с Джат Ором.

– Мы предназначены в жертву Огненному Богу, которому они поклоняются.

– Огненный Бог? - переспросил Ур Джан. - Кто это?

– Солнце, - ответил я.

– Но как ты понимаешь их язык? - спросил Гар Нал. - Невозможно, чтобы они говорили на языке Барсума.

– Нет, - ответил я, - они говорят на другом языке, но Умка, с которым я был в заключении с момента пленения, обучил меня языку таридов.

– Кто такие тариды? - спросил Джат Ор.

– Это люди, в чьей власти мы находимся, - объяснил я.

– Как они называют Турию? - спросил Гар Нал.

– Не знаю, - ответил я, - но я спрошу Умку.