23Apr

Глава 9

Доксусу ничего не оставалось делать, как прекратить поединок и считать, что пари выиграл Ксансак. Настор с огромной неохотой уплатил сто тысяч таней Ксансаку. Доксус послал за Бан Тором. Он был в бешенстве: перворожденный совершил бесчестный поступок - позорное пятно на всю расу.

– Этот человек входил к тебе в комнату ночью? - спросил он меня.

– Было темно. Я видел только спину и не могу утверждать со всей определенностью.

– Ты делал ставки? - спросил Доксус Бан Тора.

– Очень маленькие, джэддак.

– На кого?

– На Нолата.

Доксус повернулся к офицерам:

– Соберите всех, с кем Бан Тор заключил пари.

Посыльные побежали по рядам и вскоре перед лоджией джэддака собрали пятьдесят человек. Бан Тор опустил голову. Опросив всех, Доксус выяснил, что Бан Тор намеревался выиграть огромную сумму.

– Ты сделал это, чтобы выиграть наверняка? - спросил Доксус глядя ему прямо в глаза.

– Я был уверен, что Нолат выиграет поединок. Он же лучший фехтовальщик Камтоля.

– И ты решил помочь ему, подменив меч раба? Ты совершил подлость, обесчестил нас. В наказание ты будешь драться с Дотар Соятом,- он повернулся ко мне.- Ты можешь убить его. И возьми длинный меч, хотя, я уверен, ты смог бы победить его и коротким.

– Я не.стану убивать,- ответил я,- но оставлю ему на всю жизнь метку, чтобы все помнили, кто он такой.

Когда мы заняли свои места на арене, я услышал крики. Многие ставили на меня в соотношении 100 к 1, но желающих заключить пари не было. А потом я услышал крик Настора:

– Даю пятьдесят тысяч таней Бан Тору, если он убьет этого непокорного раба.

Здорово же я насолил ему...

Бан Тор был не простой противник. Он был неплохой фехтовальщик, к тому же он дрался за свою жизнь и за пятьдесят тысяч таней. Фехтовал он аккуратно, в основном защищаясь и дожидаясь моей ошибки. Но я не делал ошибок; неправильное движение сделал он. Поддавшись на мой ложный маневр, он раскрылся. Молниеносно мой меч начертил на его лбу крест. Затем, сделав выпад, я обезоружил его. Не глядя больше на него, я повернулся и направился к ложе джэддака.

– Я удовлетворен. Этот крест на лбу - достойное наказание.

Доксус молча кивнул. Затем он подал знак трубачам и те протрубили окончание Игр. После этого он повернулся ко мне.

– Откуда ты?

– У меня нет родины. Я - пантан. Я продаю свой меч тому, кто больше заплатит.

– Я покупаю тебя. Сколько ты заплатил за раба, Ксансак?

– Сто таней.

– Ты ценишь его слишком дорого,- проворчал коронованный скряга.- Я даю тебе за него пятьдесят таней.

"Да, хорошо быть джэддаком!" - подумал я.

– Рад подарить его тебе,- быстро сориентировался Ксансак. Я заработал ему сто тысяч таней и он наверняка ничего больше не рассчитывал заработать на мне: ведь вряд ли найдется кто-нибудь, кто захотел бы поставить против меня после сегодняшнего боя.

Я был доволен сменой хозяина: получив доступ во дворец, можно было попытаться найти путь к бегству, если, конечно, мои предположения правильны. Таким образом Джон Картер, принц Гелиума, попал во дворец Доксуса, джэддака перворожденных. Раб, но с хорошей репутацией. Воины охраны относились ко мне с почтением. Мне выделили отдельную комнату и один из офицеров стражи был специально приставлен ко мне. Я не мог сообразить, зачем я понадобился Доксусу. Он должен понимать, что на мне он ничего не заработает, ведь у всех на глазах я расправился с лучшим фехтовальщиком, как с новичком. На следующий день Доксус прислал за мной. Он находился один в комнатке, в которую меня ввели воины охраны.