25Sep

Глава 9

– Ты считаешь, что сумеешь убить Мотуса? - снова спросил меня воин, которого я теперь видел.

– Да.

– Сегодня ты получишь наглядный урок фехтования. Но воспользоваться этим уроком ты уже не успеешь.

– Если ты так любишь Мотуса, прибереги эти слова для него.

– Я не люблю Мотуса. Его никто не любит. Он - крыса. И я предпочту настоящую крысу, если придется выбирать между Мотусом и ею. Я хотел бы надеяться, что ты убьешь его, но - увы! - он всегда побеждает. Будь осторожен, он очень хитер.

– Так значит, он дерется нечестно? Спасибо, что предупредил. Надеюсь, ты останешься посмотреть на схватку. Уверяю, ты будешь доволен.

– Конечно, останусь. Я не пропущу ее ни за что на свете. Только, к сожалению, я знаю, чем все кончится. Он затратит на тебя не больше пяти минут. Птантус будет недоволен - он любит долгие поединки.

– Да?! Тогда я доставлю ему удовольствие.

Причуды джэддака хорошо согласовывались с моими замыслами. Я проглотил одну таблетку, зная, что через час проявится ее действие. Мне нужно было потянуть время. Я шел медленно и даже остановился зашнуровать сандалии.

– Почему ты еле тащишься? Ты боишься?

– Ужасно. Мне все твердят, что Мотус легко расправится со мной. Ты думаешь, что человек может бежать к собственной смерти?

– Я не тороплю тебя.

– В Инваке много добрых людей,- заметил я.

– Конечно. Ты думаешь, здесь есть и злые?

– Пиэксус, Мотус, Птантус,- перечислил я. Воин улыбнулся.

– Ты очень догадлив.

– Все ненавидят их. Почему вы терпите? Я помогу вам и начну с уничтожения Мотуса.

– Может, ты и хороший боец, но слишком самонадеян. Я еще не видел фехтовальщика, который, выходя на дуэль, был абсолютно уверен в своей победе.

– Я не самонадеян, а просто констатирую факт. Я знаю, что люди считают меня хвастуном, когда я говорю о своем искусстве фехтования. Но я действительно лучший фехтовальщик двух миров и не понимаю, почему я должен скрывать это. Разве констатация факта - хвастовство? Более того, это спасло много жизней, удержав молодых людей от дуэлей со мной... Я люблю хорошую мужскую схватку. И надеюсь, что сегодня будет и то и другое. Утверждаю, что самоуверенность перед боем вредна, но я не самоуверен - я уверен в своих силах.

Мы добрались до тронного зала. Это был не тот зал, где я впервые встретился с Птантусом.

Этот зал был гораздо больше по размерам и более роскошно обставлен. В конце зала стояло возвышение с двумя тронами. На них никого не было. Джэддак с джэддарой еще не появились. Зал был заполнен народом. По бокам стояли длинные скамьи, они также пока пустовали. Никто не садился до тех пор, пока не придет джэддак.

Когда я вошел в зал, все взоры обратились на меня.

Я выглядел нищим в этой блестящей, выставившей напоказ богатство и пышность компании вельмож и дворян. Инвакцы, как и все люди Барсума, были красивыми людьми и свет специальных ламп только подчеркивал их изящество.

Я слышал много комплиментов в свой адрес. Одна из женщин сказала:

– Он совсем не похож на барсумца.

– Он великолепен,- услышал я знакомый голос и увидел Ройас. Когда наши взгляды встретились, я заметил, что она дрожит. Очень пылкая натура. Она была очень красива, красивее всех в зале.

– Пойдем, поговорим с ним,- предложила одна из женщин.

– Это интересно,- откликнулась вторая, и они подошли поближе ко мне.

– Как тебя зовут? - спросила Ройас, делая вид, что не знакома со мной.

– Дотар Соят.

– Он - султан,- сказал один из мужчин.- Кто знает, что такое султан и где находится Оват?