25Sep

Глава 8

Время тянулось невыносимо медленно. Дело близилось к вечеру, но никаких известий от Кандуса не поступало. Видимо, у него ничего не получилось. Я сидел и размышлял о том, что неотвратимо надвигалось:

Лана убьет себя и я ничего не могу сделать, чтобы предотвратить трагедию. Неожиданно моего плеча коснулась рука. Мягкая рука. И нежный и ласковый голос ласковой музыкой прозвучал в моих ушах.

– Почему ты раньше не сказал мне об этом?

– Ты так быстро ушла, что не дала мне времени все объяснить.

– Мне очень жаль, что я доставила неприятности Лане из Гатола и приговорила тебя к смерти.

– Как это?

– Птантус приказал Мотусу драться и убить тебя.

Я обнял Ройас и крепко поцеловал, не в силах сдержаться - настолько я был счастлив.

– Ты не представляешь, что ты сделала для меня!

– О чем ты?

– Ты дала мне возможность встретиться с Мотусом в честном бою. Теперь я знаю, что могу спасти Лану - по крайней мере от Мотуса.

– Мотус убьет тебя!

– Ты будешь смотреть схватку?

– Я не хочу видеть, как ты умрешь,- всхлипнула она и прижалась ко мне всем телом.

– Тебе не о чем беспокоиться. Меня не убьют, а Мотус уже никогда не будет обладать ни Ланой, ни какой-либо другой женщиной.

– Можешь передать его друзьям, чтобы они начинали копать Мотусу могилу,- сказал Птор Фак.

– Вы так уверены в победе? - переспросила Ройас.

– Принцесса уже наша,- сказал Птор Фак. Это выражение из игры в джэтан, которое означает, что противник проиграл главную фигуру, а с нею - и всю партию.

– Надеюсь, что вы правы,- сказала Ройас.- Вы вселили в меня надежду. Невозможно не поверить Дотар Сояту.

– Ты знаешь время дуэли?

– Сегодня вечером. В большом тронном зале.

– А что будет потом, когда я убью его?

– Тогда Птантус придет в ярость. Он потеряет не только воина, но и деньги, которые поставил. Но мне пора,- и я почувствовал, как что-то упало в мой карман, и затем она ушла.

По тому, с какой осторожностью она опустила этот предмет в мой карман, я понял, что она не хочет, чтобы об этом узнал кто-либо еще. Я не стал доставать его, опасаясь, что за мной могут подсматривать. Мне уже начинало действовать на нервы то, что нельзя было быть уверенным, что за мной не наблюдают, мою речь не подслушивают.

После долгого молчания Птор Фак спросил:

– Что ты собираешься делать с нею?

Я понял, о ком он спрашивает. Тот же вопрос мучил и меня.

– Если нам удастся выбраться отсюда,- сказал я,- я отвезу ее в Гелиум и там Дея Торис постарается убедить ее, что на свете много достойных мужчин, помимо меня.

Я знал, что Дея Торис не будет ревновать. Она была уверена, что я люблю только ее одну.

– Ты смелый человек,- заметил Птор Фак.

– Ты просто не знаешь мою Дею Торис. Это не я смелый человек, а она - мудрая женщина.

И я стал думать о ней, хотя, должен признаться, ее образ никогда не покидал меня. Я живо представил ее в мраморном дворце Гелиума, окруженную великолепными мужчинами и женщинами. Я чувствовал ее руки, как будто мы танцевали. Я видел ее так, словно она прямо сейчас стояла передо мной. Сколько воспоминаний теснилось в моей голове!

Мягкая рука, коснувшаяся моей шеи, вернула меня к действительности. Нервный и напряженный голос прошептал:

– Живи ради меня! Я вернусь в полночь и ты должен быть здесь,- с этими словами она исчезла.

Не знаю почему, но ее слова успокоили меня. Они вселили уверенность, что в полночь я буду свободен. Я вспомнил, как она опустила что-то в мой карман, и решил посмотреть, что это такое. Я сунул туда руку и нащупал несколько шариков - значит, тайна невидимости в моих руках! Я придвинулся ближе к Птор Факу и незаметно сунул ему в руку один из шариков.

– Возьми, - прошептал я,- через час после приема ты будешь невидимым. Перейди в дальний конец площади и жди. Я вернусь тоже невидимым. Жди моего свистка и ответь мне так...- я просвистел несколько тактов из гимна Гелиума.