23Apr

Глава 7

Когда Ройас ушла, я впал в глубочайшее отчаяние. Если бы она осталась, я смог бы ей все объяснить и тогда мы все четверо были бы спасены. Логика женщин всегда была непостижима для меня. Но сейчас я был уверен - Ройас не вернется.

Однако я не терял надежды - я ее никогда не теряю. Я занялся замком на цепи, надеясь открыть его с помощью проволоки, принесенной Кандусом. Птор Фак придвинулся ко мне и во все глаза наблюдал за тем, что я делаю. Мы оба пытались как-то прятаться от чужих глаз, но нам оставалось только надеяться, что в этот поздний ночной час на площади никого нет.

Наконец я понял действие механизма замка и через секунду мы с Птор Факом были свободны. И тут раздался голос:

– Что это вы тут возитесь? Почему не спите?

– Как можно спать, а тем более уснуть, если нам постоянно мешают,- пробурчал я.

– Встаньте! - приказал невидимка.

Мы неохотно поднялись и цепи соскользнули на траву.

– Я так и думал,- снова прозвучал голос. Я успел увидеть, как кусок проволоки, лежавшей на земле, исчез.- Ты умен и хитер, но я не думаю, что Птантусу понравятся ваши проделки. А пока я выставлю охрану, чтобы за вами постоянно следили.

– Сорвалось,- сказал я, обращаясь к Птор Факу, когда решил, что мы остались одни.

– Теперь нет надежды? - спросил Птор Фак.

– Есть,- разозлился я.- По крайней мере до тех пор, пока я жив.

На следующий день нас посетил Кандус. Я узнал его по голосу. Он сел возле меня.

– Как дела?

– Ужасно.

– Почему?

– Я не могу тебе сказать, так как здесь, возможно, стоит часовой и следит за нами.

– Здесь никого, кроме нас, нет.

– Откуда ты знаешь? Ведь вы не видите друг друга.

– Мы умеем чувствовать присутствие другого человека,- объяснил он.- Только я не знаю, как это получается.

– Мне удалось снять с себя и Птор Фака оковы. Однако кто-то заметил и отобрал проволоку,- я не стал объяснять, что предварительно отломил кусок проволоки и спрятал в карман. Так что я не лишился своего инструмента. Но не стоит говорить всего даже другу.

– Но как ты надеялся сбежать отсюда, ведь даже избавившись от оков, надеяться было не на что? - удивился он.

– Это только первый шаг, пока что четкого плана у меня нет. Но в любом случае в оковах мы бежать не можем.

Кандус рассмеялся.

– Верно,- сказал он и надолго замолчал.- Девушка, которая была схвачена с тобой...- вдруг сказал он.

– Что с ней?

– Птантус совершенно неожиданно для всех отдал ее Мотусу. Никто не может понять причины, поскольку Птантус не испытывает особой любви к Мотусу.

Если Кандус не знал причины, то я догадывался о ней. Я чувствовал в этом происшествии руку Ройас: зеленоглазый бес ревности - страшное чудовище...

– Ты можешь кое-что сделать для меня, Кандус?

– С радостью, если сумею.

– Это покажется глупым,- начал я свою просьбу,- но не требуй от меня объяснений. Я хочу, чтобы ты пошел к Ройас и сказал: Лана из Гатола, девушка, которую Птантус отдал Мотусу - дочь моей дочери.

Жителям Земли, вероятно, покажется странным, что Ройас влюбилась в дедушку своей ровесницы. Но вспомните, что Марс - не Земля и я не такой, как все остальные земляне. Я не знаю, сколько мне лет. Я не помню своего детства. Видимо, я всегда был и всегда буду одинаковым. Я выгляжу сейчас так, как выглядел во времена гражданской войны - тридцатилетним человеком.

Здесь, на Марсе, продолжительность жизни людей - около тысячи лет, и старость здесь не подкрадывается медленно, как это происходит на Земле, а приходит внезапно, так что разницы в возрасте жителей Марса, если только они не дети и не глубокие старики, не заметно. Можно влюбиться и в семнадцатилетнюю девушку и в пятисотлетнюю женщину - выглядят они одинаково.

– Я ничего не понимаю,- сказал Кандус,- но твою просьбу выполню.

– И еще одно,- добавил я.- Птантус пообещал мне поединок с Мотусом и заверил, что Мотус убьет меня. Нельзя ли организовать так, чтобы дуэль состоялась сегодня?