17Jul

Глава 5

Птантус смотрел на меня настолько пристально и грозно, что я понял, что он хочет запугать меня. Но на меня его угрожающий взгляд не произвел впечатления. Я нахально отвернулся от джэддака и со скучающим видом стал осматривать зал.

Он с размаху ударил кулаком по столу:

– Раб! Смотри на меня!

– Пока ты ничего не говоришь. Когда ты начнешь со мной беседу, я буду смотреть на тебя. И не ори. Я не глухой.

Он повернулся к офицеру:

– Не приводи этого наглеца сюда, пока он не научится вести себя в присутствии джэддака.

– Я знаю, как вести себя в присутствии джэддака,- спокойно ответил я.- Я общался со многими великими джэддаками Барсума и относился к ним так, как они того действительно заслуживали. Если джэддак - человек благородный, я отношусь к нему с почтением и уважением, если же нет, то я реагирую на его присутствие соответственно.

Намек был ясен, и Птантус побагровел.

– Ну, хватит,- сказал он.- Ты причинил много хлопот моему сыну Пиэксусу, к тому же ударил моего дворянина, нанес ему увечье.

– Может быть, этот человек и имеет титул,- парировал я,- но он не дворянин. Он ударил меня, когда я не мог его видеть. Это равносильно тому, что ударить слепого.

– Он прав,- раздался женский голос. Я обернулся и увидел Ройас.

– Ты присутствовала при этом, Ройас? - спросил Птантус.

– Да. Мотус оскорбил меня, а этот человек вступился. Мотус пнул его ногой.

– Это так, Мотус? - обратился Птантус, оглядываясь на человека с забинтованным лицом.

– Я совершил то, чего заслуживал этот вонючий раб,- промычал Мотус.- Раб вел себя нагло.

– Я согласен с тобой,- заявил Птантус.- Он умрет, когда для этого наступит время. Но я вызвал его не для суда. Я джэддак и могу принимать решения без чьих-либо советов. Я вызвал его потому, что воины утверждают, будто он может прыгнуть на высоту в тридцать футов.

Я не мог не усмехнуться, так как умение прыгать однажды уже спасло мне жизнь.

– Чему ты улыбаешься? - потребовал ответа Птантус.- Что тут смешного? Давай прыгай, да поживее.

Я посмотрел на потолок. Всего футов пятнадцать от пола. Я обернулся. От двери меня отделяло двадцать футов, и все это пространство было заполнено людьми. Оттолкнувшись, я легко перепрыгнул через них и оказался возле двери. Я мог бы запереть створки с обратной стороны, запрыгнуть на крышу и сбежать, но здесь все еще оставалась Лана. Поэтому я прыгнул через ошалевшую от неожиданности толпу зевак и назад, заслужив аплодисменты и возгласы одобрения.

– Что ты еще умеешь делать? - спросил Птантус.

– Я могу проучить Мотуса, если мне вернут меч,- ответил я.- И результат будет не хуже, чем от кулака. Если он, конечно, осмелится выйти против меня.

Птантус засмеялся.

– Я думаю, что позволю тебе это сделать, когда ты надоешь мне. Мотус - лучший фехтовальщик Барсума. Он убьет тебя.

– Я буду рад предоставить ему такую возможность. Уверен, что не потеряю своей способности прыгать после поединка. Впрочем, если желаешь увидеть еще что-нибудь, кроме прыжков, прикажи привести сюда девушку, которую схватили сегодня в лесу. Я смогу показать тебе весьма занимательные вещи.

Я знал, что если мне с Ланой удастся выбраться за ворота - мы спасены.

– Отведите его обратно,- сказал Птантус.- На сегодня я видел и слышал вполне достаточно.

Меня отвели обратно и приковали к дереву.

– Ну? - спросил Птор Фак.- Где ты был?

Я рассказал ему обо всем и добавил, что у меня есть надежда сразиться с Мотусом.

Над площадью опускалась ночь, вокруг стояла тишина, но тут я услышал голос Кандуса.

– Это хорошо, что ты заинтересовал Птантуса. Тех, кто не сумеет угодить ему, он подвергает страшным мучениям перед смертью.

– Надеюсь, что я еще смогу немного развлечь его.

– Смерть неминуема, но если мне удастся хоть чем-то облегчить твою участь, я с радостью это сделаю.

– Ты очень поможешь мне, если скажешь, что случилось с девушкой, которую взяли в плен вместе со мной.