13Dec

28. И снова в Морбус

Вскоре нас перевели на "Рузаар", где я попал в горячие объятия Джона Картера и Рас Таваса. Когда я рассказал им о своих похождениях, а Ур-Радж заверил их, что в Амхоре нет больше пленников из Гелиума, Джон Картер отдал приказ, и вся армада повернула на Морбус. Рас Тавас был озабочен тем, что случилось в резервуаре номер четыре.

– Это плохо, - сказал он. - Очень плохо. Может, нам не удастся остановить процесс. Будем надеяться, что тело Вор Дая осталось в неприкосновенности.

– О, не говорите так! - вскричала Джанай. - Вор Дай должен быть спасен!

– Мы летим туда именно для этого, - сказал Джон Картер. - И могу тебя заверить, что мы не вернемся без него, если, конечно, тело еще существует.

Я осторожно спросил Джона Картера о здоровье несравненной Деи Торис.

– Благодаря Рас Тавасу она совершенно поправилась. Многие врачи Гелиума лечили ее, но только великий Рас Тавас смог полностью вернуть ей здоровье.

– У вас не было трудностей при возвращении в Гелиум?

– Немного. От Морбуса до Фандала нам пришлось вести постоянную войну с насекомыми, змеями и дикарями. Как мы выжили - до сих пор для меня загадка. Дур-Дар и Рас Тавас прекрасно поработали мечами и кинжалами. И только в последней битве - у самого флайера - погиб Дур-Дар. Погиб в бою с дикарями. Путь от Фандала до Гелиума занял у нас немного времени, но в Гелиуме, как ты понимаешь, пришлось задержаться, пока Рас Тавас лечил Дею Торис. Я был уверен, что ты продержишься. Ты умен и отважен. Однако теперь, когда я узнал о катастрофе в резервуаре, я думаю, что зря не поторопился.

– Да, это ужасная катастрофа, - подтвердил я. - Может быть, даже мировая. Эта масса вселяет ужас в тех, кто видел ее своими глазами. С ней нет способа бороться. Если даже ее разрезать на куски, она продолжает расти.

Вечером, прогуливаясь по палубе, я увидел возле борта Джанай. Она была одна. Зная, какое отвращение я внушаю ей, я бы никогда не осмелился предложить ей свое общество, но она сама остановила меня.

– Тор-дур-бар, я не могу ничем отблагодарить тебя за все, что ты сделал для меня.

– Не нужно благодарности. Мне достаточно того, что я честно служил Вор Даю и тебе.

Она пристально посмотрела на меня.

– А если Вор Дай не будет оживлен?

– Тогда я потеряю друга.

– И ты будешь жить в Гелиуме?

– Не знаю, где я осмелюсь жить.

– Почему?

– Потому что в мире нет места для такого урода, как я.

– Не говори так, Тор-дур-бар, - ласково сказала она. - Ты вовсе не урод, потому что у тебя доброе и благородное сердце. Сначала я тоже думала, что ты безобразен, но в тебе есть гораздо большее - душевная красота и благородство.

Это было приятно слышать, и я сказал ей об этом. Но жесткое выражение застыло на моем лице: я знал, что ничто не может изменить моего решения. Я не хотел пугать своим видом женщин и детей Гелиума.

– В Гелиуме у тебя много друзей. Но что будет со мной, если Вор Дай не вернется к жизни?

– Тебе нечего бояться. Джон Картер тебе поможет.

– Но Джон Картер меня совсем не знает.

– И тем не менее он позаботится о тебе.

– Ты будешь приходить повидаться со мной, Тор-дур-бар?

– Если ты захочешь этого, - сказал я, хотя знал, что никогда не осмелюсь поселиться в Гелиуме.

Она долго молча смотрела на меня, а затем сказала:

– Я знаю, о чем ты думаешь, Тор-дур-бар. Таким в Гелиум ты никогда не вернешься. Но теперь вернулся Рас Тавас. Почему бы тебе не попросить у него новое тело? Ведь он делал это для многих ничтожных хормадов.

– Попросить можно, - сказал я. - Но где взять тело?

– Есть тело Вор Дая, - шепотом сказала она.

– Значит, ты хочешь, чтобы мой мозг пересадили в тело Вор Дая?

– А почему нет? Ведь твой мозг - это лучший и преданный друг. Ситор сказал мне, что мозг Вор Дая уничтожен. Может, так оно и есть. Но если это правда, то Ситор лгал, когда говорил, что ты был причиной его уничтожения. Потому что я теперь знаю тебя. Знаю, что ты не способен предать друга. И если мозг Вор Дая уничтожен, то было бы лучше, если бы мозг моего лучшего друга оживил тело, которым я восхищаюсь.