21Jul

22. Пленники Амхора

Широкие пространства топи были необитаемы. Мы целые недели плыли по диким местам, где не жили даже аборигены. Однако нас подстерегали другие опасности в виде громадных рептилий и гигантских насекомых. Некоторые из них достигали колоссальных размеров: размах их крыльев составлял тридцать футов. Вооруженные мощными челюстями и острым жалом, они могли легко уничтожить нас, но, к счастью, ни разу не напали. Их жертвами были небольшие рептилии марсианских болот, и мы нередко были свидетелями схваток, где насекомые всегда одерживали победу.

Через неделю после того, как мы оставили Гули и плыли по одному из бесчисленных озер, впереди над горизонтом мы увидели большой военный корабль, который медленно летел в нашем направлении. Сердце мое чуть не выпрыгнуло из груди от радости.

– Джон Картер! - закричал я, - Он прилетел наконец! Джанай, мы спасены!

– И Рас Тавас тоже с ним, - сказала она. - Мы вернемся в Морбус и возвратим жизнь телу Вор Дая.

– Да, он снова будет жить и любить, - перспектива получить снова свое тело вознесла меня до небес.

– Но вдруг это не Джон Картер? - спросила она.

– Это наверняка он, Джанай. Какой другой цивилизованный человек полетит в эту глушь?

Мы прекратили грести и смотрели на приближающийся корабль. Он летел очень низко, не выше ста футов над землей, и очень медленно. Когда он подлетел ближе, я встал в лодке и принялся махать, чтобы привлечь внимание, хотя был уверен, что они и так должны заметить нас.

На корабле не было никаких эмблем, по которым можно было бы определить, флоту какой страны принадлежит корабль. Это было обычным делом на Барсуме, особенно когда одинокий корабль летит над враждебной территорией. Очертания корабля были мне не знакомы. Но я видел, что корабль старой конструкции. Такие сейчас в Гелиуме используются только на границах. Я не мог понять, почему Владыка выбрал этот корабль, а не взял более новый и скоростной. Но это дело самого Военачальника, и не мне обсуждать его действия.

Корабль приблизился и опустился еще ниже. Я понял, что нас заметили. Корабль завис над нами. С корабля спустили корзину, я посадил туда Джанай, затем вторую - для меня, и мы стали подниматься наверх.

Как только я очутился на корабле и увидел матросов, окруживших нас, я понял, что это корабль не из Гелиума - везде были эмблемы другой страны.

Джанай повернулась ко мне. Она была испугана:

– Здесь нет ни Джона Картера, ни Рас Таваса, - прошептала она. - Это корабль не из Гелиума; это один из кораблей Джал Хада, принца Амхора. Если он узнает меня, то мне лучше вернуться в Морбус.

– Только не выдай себя, - сказал я. - Ты из Гелиума, запомни.

Она кивнула.

Офицеры и матросы, окружившие нас, более интересовались мной, чем Джанай. Они оживленно комментировали мою внешность.

Затем нас провели на верхнюю палубу и мы оказались перед командиром. Он взглянул на меня с плохо скрытым отвращением.

– Кто вы? - спросил он. - И куда направляетесь?

– Я хормад из Морбуса. А девушка из Гелиума. Она друг Джона Картера, Владыки Барсума.

Он долго смотрел на Джанай. Затем ехидная улыбка скользнула по его губам.

– Когда ты успела сменить свою национальность, Джанай? Зачем тебе скрывать свое имя, я знаю тебя. Я узнал бы тебя среди миллионов девушек. Твой портрет висит у меня в каюте, как и в каюте каждого командира корабля Амхора. Великая награда ждет того, кто приведет тебя к принцу Джал Хаду.