18Nov

15. Джэддак говорит

Я был в подавленном настроении, когда пробирался по туннелю обратно. Мне казалось маловероятным, что Джон Картер и Рас Тавас смогут преодолеть топи и добраться до их западной границы. Владыка погибнет, моя обожаемая принцесса обречена на смерть. А тогда для чего жить мне? Я останусь навечно в этом жутком обличье и Джанай будет для меня безвозвратно потеряна. Да, единственное, ради чего мне стоит жить - это Джанай. По крайней мере, я могу посвятить жизнь ее защите. Может, когда-нибудь мне удастся устроить ее побег. А теперь, когда я знаю этот туннель, побег не так уж безнадежен.

Наконец я добрался до камеры 17. Я не мог удержаться, чтобы на некоторое время не задержаться и не посмотреть еще раз на свое тело. Оживит ли его когда-нибудь мой мозг? Вряд ли я мог ответить на этот вопрос, и поэтому я вышел из камеры и поднялся наверх. Возле кабинета я встретил Тун Гана.

– Я рад, что ты вернулся, - сказал он с облегчением.

– В чем дело? Что-нибудь случилось?

– Просто я не знал, где ты и что делал. Следили ли за тобой? Видел ли кто-нибудь тебя?

– Никто не видел меня. Я просто исследовал подвалы. Почему ты спрашиваешь?

– Думаю, что Эймад послал нескольких шпионов, чтобы следить за тобой. Говорят, он был в ярости, когда женщина предпочла тебя, вместо того чтобы остаться с ним и стать джэддарой.

– Ты хочешь сказать, что меня искали?

– Да. Везде. Они даже ходили в женские покои.

– Как она? Они не увели ее?

– Неизвестно.

– Значит, ты не знаешь, здесь ли она?

– Нет.

Сердце мое упало. Я поспешил в покои Джанай. Тун Ган следовал за мной. Этот хормад был обеспокоен так же, как и я. Может, он достоин доверия? Хорошо бы. Сейчас мне как никогда нужны верные союзники. Особенно если Эймад захочет забрать у меня Джанай.

Охранник возле двери узнал меня, отступил в сторону и впустил нас. Сначала я не заметил ее. Джанай сидела ко мне спиной, глядя в окно. Я окликнул ее, тогда она встала и повернулась ко мне. Казалось, она рада видеть меня, но когда ее взгляд упал на Тун Гана, глаза ее расширились от ужаса и она отшатнулась назад.

– Что делает здесь этот человек? - вскричала она.

– Он один из моих офицеров. Что он сделал? Он причинил тебе вред, пока меня не было?

– Это Гантун Гор, убийца из Амхора. Он убил моего отца.

Я сразу понял, почему она так говорит.

– Это только тело Гантун Гора. Его мозг сожжен. Теперь в теле врага - мозг друга.

– О, - облегченно вздохнула она. - Это работа Рас Таваса. Прости меня, Тун Ган, я не знала.

– Расскажи мне о человеке, чье тело теперь у меня, - попросил Тун Ган.

– Это был наемный убийца, часто используемый принцем Джал Хадом. Мой отец знал, что я скорее умру, чем стану женой принца. Поэтому принц нанял Гантун Гора, чтобы тот убил моего отца, и похитил меня. Я решила бежать в Птарс к друзьям моего отца. Гантун Гор преследовал меня. С ним были и другие члены Гильдии Убийц. Они догнали нас и напали на небольшой отряд, сопровождавший меня. Битва произошла ночью. Я бежала и больше никогда не видела своих друзей. А через два дня попала в плен к хормадам. Думаю, что и Гантун Гор тоже был схвачен.

– Ты можешь больше не бояться его, - сказал я.

– Да, но странно видеть врага и знать, что это уже не враг.

– В Морбусе происходит много странного, - сказал я. - Совсем не обязательно, что у тех, кого ты здесь видишь, свой мозг или свое тело.