22Apr

8. Яма с рептилиями

Когда последняя птица из чудовищной армии Пью Моджела скрылась за видневшимся на горизонте кратером, Картер повернулся к Тарсу Таркасу, находившемуся в соседней клетке. Его шепот был настолько тихим, что Дея Торис не могла различить не слова.

– Все эти существа будут представлять для Гелия серьезную опасность, - сказал он. - Прекрасные воздушные силы и пехота Кантоса Кана вынуждены будут отчаянно противостоять этим тысячам обезьян, имеющим человеческий мозг и современное вооружение установленное на спинах этих быстрых небесных птичек.

В ответ Тарс Таркас угрюмо заявил:

– Дело в том, что Кантос Кан и его воздушная армия не находятся сейчас в Гелии и город некому защитить. Я слышал как Пью Моджел передавал хвастался, что ему удалось передать, якобы от твоего имени, фальшивый приказ требовавший немедленно выслать тебе на помощь весь воздушный флот и разведывательные самолеты в район Великих Тунелианских Болот.

– Тунелианские Болота! - воскликнул Джон-Так. - Это же совершенно другое направление от Гелия, они находятся от города на расстоянии почти в тысячу миль!

Легкий возглас Деи Торис вернул мысли друзей к их ближайшему будущему.

Обезьяна потянула на себя длинный металлический рычаг, установленный на краю ямы. Немедленно раздался шум вырывающихся пузырей и вода под подвешенными клетками начала медленно прибывать.

Охранник развязал канаты удерживающие клетки и опустил каждую из них в яму на уровень чуть ниже уровня земли. Затем он снова закрепил канаты и некоторое время стоял на краю ямы, наблюдая за беспомощными пленниками.

– Что ж, вода поднимается медленно, - пробормотал он. - И у меня есть немного времени, чтобы вздремнуть.

Было нечто жуткое в том, как вырывались эти слова из пасти зверя. Несмотря на то, что словами обезьяны управлял человеческий мозг, их произношение было достаточно смазанным так как мышцы голосовых связок в горле зверя не были приспособлены для нормальной человеческой речи.

Охранник улегся на краю ямы, устало вытянув свое некрасивое и уродливое туловище.

– Ваши предсмертные крики разбудят меня, - пробормотал он, - когда вода заполнит клетки и рептилии вцепятся в ваши ноги. Затем обезьяна развернулась и начала похрапывать.

Именно в тот момент пленники в поднимающейся снизу воде злые, светящиеся глаза, ряды поблескивающих зубов на мордах целой дюжины жадно взирающих на добычу рептилий.

– Довольно изобретательное решение, - заметил Тарс Таркас.

Его лицо как и лицо землянина выражали безупречное спокойствие.

– Когда наши клетки частично опустятся в воду, эти твари вцепят в нас свои клыки и раздерут нас на клочки. И даже если после этого в ком-то из нас будет теплиться жизнь, поднимающаяся вода довершит свое дело окончательно затопив наши клетки!

– Как это ужасно! - воскликнула Дея Торис.

Глаза Джона Картера внимательно следили за кромкой ямы. Из клетки ему была видна лишь одна нога спящей обезьяны. Джон Картер знаком попросил своих друзей сохранять тишину, а затем, ухватившись руками за прутья клетки, он начал раскачивать свое туловище вперед и назад. Если бы ему удалось раскачать клетку.

Вода в это время находилась на уровне десяти футов от их клеток. Казалось прошла целая вечность до того момента когда ему удалось лишь легонько раскачать тяжелую клетку.

А вода уже в девяти футах от клетки и снизу жадно следят за ними отвратительные, холодные глаза и мерцают острые зубы!

Но клетка уже качается сильнее, как бы поддаваясь напору тела землянина.

Восемь футов, семь футов, шесть футов - вода все ближе подступает к клеткам.

Уже хорошо виден десяток извивающихся рептилий в воде под клетками, десять пар жадных, холодных глаз устремленных на жертвы.

А клетка раскачивается все быстрее!