18Aug

6. Пью Моджел

– Да, я - синтетический человек, - медленно ответил Пью Моджел. - Мой мозг был величайшим достижением мысли Учителя. Несколько лет я был самым прилежным учеником Раса Таваса в его лабораториях в Морбусе. Я изучил все чему мог обучить меня великий Мастер в искусстве создания живой ткани. И когда я постиг все науки, которые считал необходимыми для себя, я покинул Морбус. С сотней других синтетических людей я бежал на спинах малагоров, транспортных птиц, через Большие Тунолианкие топи. С собой я захватил сложное оборудование, которое мне удалось украсть в лабораториях. Остальное я сам сделал, когда мы наконец остановились в этом древнем заброшенном городе.

Джон Картер внимательно изучал Пью Моджела.

– Я устал быть рабом, - продолжал Пью Моджел. - Я хотел править и правил. И однажды я буду повелевать всем Барсумом!

Глаза Пью Моджела замерцали.

– Совсем недавно в нашем городе начали собираться красные люди, беглые и сосланные преступники. И так как по лицам их могли вновь найти и казнить во многих цивилизованных городах Барсума, я смог убедить их разрешить мне пересадить их мозг в тела глупых белых обезьян обитавших в городе. Я обещал им возвратить их мозг в нормальные тела, как только они помогут мне в моих завоеваниях.

Картер вспомнил обезьян с перебинтованными головами в лаборатории и тела красных людей со срезанными верхушками черепов, заполнявшие пещеру перед крысинным городом. Он начал многое понимать и тут он вспомнил о Джуге.

– А великан? - спросил Джон Картер. - Откуда появился он?

Пью Моджел помолчал минуту и затем продолжил:

– Я построил Джуга в течении нескольких лет, собирая его по частям из костей, ткани и органов тысячи красных людей и белых обезьян, которые приходили ко мне добровольно или которых я захватывал силой. Даже его мозг - это синтез мозга тысячи красных людей и белых обезьян. В вены Джуга я закачал сыворотку крови, которая позволяет ему самостоятельно регенерировать ткани. Мой великан практически неуязвим. Ни пуля или даже снаряд не способны остановить его!

Пью Моджел улыбнулся и почесал свой гладкий подбородок.

– Подумайте только какими сильными солдатами будут мои обезьяны, - продолал он, - каждая из них обладает всей мощью мышц обезьяны. В своих четырех руках они способны нести большее количество оружия, чем может унести обычный человек, а внутри их черепов будет работать коварный человеческий ум. С Джугом и армией моих белых обезьян я могу смело выступать вперед и становиться хозяином Барсума.

На минуту Пью Моджел задумался и затем добавил:

– Таким образом, я должен получить как можно больше железа для более мощных вооружений, чем те которыми я уже располагаю.

Возбужденно Пью Моджел поднялся с трона:

– Я бы избрал мирную передачу месторождений железной руды Гелия в мое владение в обмен на возвращение целой и невредимой Деи Торис. Однако действия джедакка и Джона Картера заставляют меня избрать другие пути...

После короткой паузы он добавил:

– И все же, я даю вам последний шанс урегулировать наши разногласия мирным путем.

Рука Пью Моджела легла на правый подлокотник трона и коснулась рычажка. Внезапно в зале появилась прекрасная женщина.

Это была Дея Торис!

Увидев свою принцессу прикованой к другой колонне, Джон Картер побледнел. Он бросился вперед, чтобы освободить ее.

Его земные мышцы за один прыжок могли преодолеть расстояние которое их разделяло, но Дея Торис и Тарс Таркас увидели как в середине прыжка землянин с полной силой ударился о какой-то невидимый барьер. Ошеломленный он покатился по полу.