18Nov

Светящийся человек

Жиль Хабибула задрожал. Его отвислый живот затрясся. На перепуганном желтом лице выступили капли пота. Маленькие глазки затуманились. Зубы неудержимо стучали и затем они упали на пол.

– Ах-ах! - всхлипнул он. - Аах..., ах...

Он стал яростно вырывать из кармана свой выигрыш.

Джей Калам поднял с пола и вернул ему искусственные челюсти. Он с лязгом вставил их в свой рот и злобно вскричал:

– Джей! Ах, Джей! Почему ты мне не сказал? Бедный старый слепец, убогий беззубый калека, которому и так осталось жить немного! Джей, зачем ты вынудил старого Жиля сунуть голову в петлю?

– Тебя стережет весь флот Хала, - попытался убедить его командор, - и девять тысяч местных полицейских. Мы защитим тебя, Жиль.

– Ага! - В глазах Хала Самду был нетерпеливый блеск. - Мы установили ловушку для Василиска, а твои двадцать миллиардов, Жиль, - очень неплохая приманка.

– О нет! - всхлипнул Жиль Хабибула. - Старый Жиль - не приманка для капканов, не для того предназначена его бедная старая шкура. - Шатаясь, он вернулся к столику, который незадолго до этого покинул так триумфально. - Сколько осталось, Джей? - прохрипел он. - Восемнадцать минут, чтобы лишиться двадцати миллиардов?

Крупье вновь побелел, увидев, что он возвращается.

– Поспеши! - поторопил его старый солдат. - Проси делать ставки, крути шарик. Во имя смертельной жизни, если это место - зал удачи, а не черная Клиника Эфтаназии.

Крупье сглотнул и хрипло прошептал:

– Делайте ваши ставки, джентльмены! Ставки на стол!

Выпуклые глаза Жиля Хабибулы всматривались в ряд игроков.

– Какому-то смертельному дураку повезет, - прохрипел он. Взгляд его упал на низенького русоволосого человечка напротив - отрыжка общества, бледные возбужденные глазки за толстыми стеклами очков напряженно всматривались в бесконечные строчки в записной книжке. Тонкие нервные пальцы бегали по клавиатуре маленького бесшумного калькулятора. Перед ним на столе оставалось три жетона. Жиль Хабибула окликнул его:

– Братец, хочешь выиграть?

Маленький незнакомец заморгал, взглянув на него.

– Сэр, - послышался его визгливый голос, - хочу. Я много лет трудился над совершенствованием моей системы, произвел двадцать миллионов вычислений. У меня осталось три жетона.

– Забудь о своей смертельной системе, - засопел Жиль Хабибула, - и ставь свои жетоны на сто один.

Человек неуверенно поскреб русую макушку, с сомнением глядя в свою записную книжку.

– Однако моя система, сэр, основана на перестановке чисел и гравитационном воздействии планет... Моя система...

– Дурак! - прошипела женщина с лицом мышеловки, сидевшая рядом с ним. - Играй! Старый пройдоха что-то замышляет! Он только что урвал двадцать миллиардов.

Она поставила столбик собственных жетонов на сто один.

Жиль моргнул, и крупье завертел рулетку.

Маленький человечек глянул на свой калькулятор, затем поставил жетон на сорок один. Толстая рука Жиля Хабибулы, державшая кредитки так, словно это был радиоактивный металл, положила выигрыш на дубль-зеро.

– Два биллиона и несколько миллионов, - сказал он белому, как мел, крупье. В голосе его звучала откровенная угроза. - И не шевелиться, пока шарик не остановится! Не дышать!

Он посмотрел на русоволосого коротышку.

– Ты прав, братец, - сказал он. - Твой номер выиграет. Это зависит от гравитационного воздействия. - Он ткнул ручкой трости в лицо крупье. - Не двигаться!

Трость приподнялась, и шарик выскочил в паз.

– Выиграл сорок первый! - Всхлипнув от облегчения, белый, как мел, крупье забрал пачку кредиток с дубль-зеро. Дрожащей рукой он смахнул остальные ставки. Затем придвинул к коротышке стопку и сотни жетонов.

Женщина с невыразительным лицом издала какой-то звук.

– Моя система! - прогудел возбужденный коротышка. - Наконец-то!

Тонкие пальцы сделали пометку в черной записной книжке. Пробежались по безмолвным клавишам калькулятора. Он взглянул на табло, потом поместил жетоны опять на сорок один.