13Dec

Человек и андроид

Стоя в узком пространстве шлюза "Атома-Фантома", Чан Деррон затаил дыхание. Он был безоружен, а черное крошечное отверстие в трости старика смотрело на него словно смертоносное око.

– Хабибула? - наконец произнес он. - Тот самый великий Жиль Хабибула?

Чан был безоружен, зато тяжелый геопеллер по-прежнему находился за плечами, а рукоять управления находилась в руке. Можно было попытать счастья. Ладонь начала сжиматься.

– Погоди, парень. - Старик опустил трость. Рыбьи глаза выпучились, а в голосе звучала хрипота. - Во имя жизни, парень, оставь свои смертельные трюки. Тебе нет смысла превращать Жиля в кровавое месиво своим жалким геопеллером. Я тебе не враг, парень! Я пришел сюда как драгоценный друг.

Чан смотрел на старика с мрачной подозрительностью. Затем он увидел деньги, вываленные на стол. Толстые пачки сертификатов Зеленого Холла, сложенные огромными грудами. На обертке каждой из них был отпечатан желтый полумесяц. Вот где оказались сокровища Ханнаса, похищенные из бункера Новой Луны. Он сжал руку на рукояти.

– Ты не... - хрипло произнес он. - Ты не Василиск?

Жиль Хабибула задрожал. Сморщенная луна его лица позеленела. Он хрипло астматически вздохнул.

– Нет, парень! Нет, клянусь жизнью! Я - всего лишь бедный старый солдат. К тому же и загнанный беглец, дезертир из Легиона.

– Дезертир? - Темные глаза Чана Деррона сузились. - Если ты действительно знаменитый Жиль Хабибула, зачем тебе понадобилось дезертировать и что ты здесь делаешь?

Жиль Хабибула заморгал.

– Спасибо, парень. - Голос его дрожал. - Ах, дружище, в глубине своей старой души я благодарю тебя, что ты называешь меня знаменитым. Ибо Легион забыл обо мне, парень. - Он вытер пухлой ладонью глаза. - Когда-то Жиль Хабибула был героем Легиона, - он вздохнул, - а также всей драгоценной Системы. Так как его благородная смелость, а также его замечательный гений дважды спасли жизнь человечеству: однажды - от ненавистных медузиан, а в другой раз - от жутких кометчиков. И какую же награду он получил? - Он всхлипнул и судорожно вздохнул. - Нищенскую, дружище. Старый Жиль забыт. Его драгоценные медали тускнеют в футляре. Несколько жалких долларов, которые ему достались, давно пропиты. Несчастный старый солдат, умирающий по вине тех неблагодарных, которых он считал друзьями. Ах, парень, какая все-таки ужасная штука - жизнь... И вдруг однажды я слышу о твоих приключениях! - Желтое лицо его прояснилось. - Да-да, парень, ты - человек того сорта, к которому относился старый Жиль, когда был совсем молодым. Отважный парень, да-да, смелый и безрассудный. С кем бы ты ни тягался, ты всегда одерживаешь верх. Пьешь вино, берешь золото, завоевываешь любовь женщин везде, где их находишь. Ах, парень, старый Жиль пришел к тебе, чтобы ты помог ему вернуть давно ушедшую юность...

Рука Чана Деррона опять сжала рукоять.

– Не надо, парень! - прохрипел Жиль Хабибула. - Ради жизни, не надо. Всему Легиону известно, что ты Василиск, и этим ты должен по праву гордиться. Ты стоишь против законов всех планет и дурачишь Легион Пространства.

Чан Деррон покачал головой.

– Я не Василиск, - проворчал он. - Я всего лишь его жертва. Он повсюду разбросал сотни улик, чтобы на меня пало подозрение. Взгляни хотя бы на эти деньги, которые он похитил из бункера Ханнаса.

Жиль Хабибула кивнул, и на его желтом лице появилась счастливая улыбка.

– Ах, да, парень, - засопел он. - Взгляни на них - миллионы, миллионы долларов. Достаточно, чтобы не испытывать недостатка в вине, золоте и женщинах всю жизнь. Хватит даже на двоих, если жизнь одного из них подходит к концу. Так что же, давай бежать вместе с добычей? Как в добрые старые дни - жить в бегах от Легиона?

Глаза Чана Деррона сузились.

– Ты признаешь, что когда-то был преступником, - пробормотал он. - Ты знаменит тем, как справляешься с замками. Ты знаешь все трюки медузиан и кометчиков. Мне кажется, Жиль Хабибула, что Василиск - ты.