11Dec

Адекватная улика

То же самое тревожное сообщение было получено флотом. Когда "Беллатрикс" приземлился менее чем час спустя, Чан Деррон был найден бесцельно бродящим среди скал.

– Мой бластер исчез! - прохрипел он, обращаясь к Адмиралу-Генералу. - Если бы он не пропал, я смог бы прорезать себе путь и прийти на помощь!

– Где ваше подземелье? - спросил старый бывалый космонавт. Его громадное некрасивое лицо было пепельно-серым, а встревоженные движения больших, покрытых шрамами рук уже растормошили уставную прическу белых волос. - Мы посмотрим.

Чан показал на едва видимый шов.

– Заперто. - Голос его дрожал - это было следствием того страшного часа, который он провел в ожидании. - Элероид запер дверь изнутри. Придется резать пердьюрит.

– Если удастся... - Хал Самду стиснул покрытые шрамами кулаки, мучительно размышляя, какое принять решение. - Если бы только здесь был старый Жиль Хабибула! Это был для нас просто подарок во все, что касалось замков. Но сейчас он на Фобосе, отделен от нас Солнцем и он сидит за столом Джона Стара и пьет вволю. - Он покачал головой. - Я даже не знаю точно, что он делает.

– Мы не можем ждать, сэр, - поторопил его Чан Деррон. - Я боюсь даже подумать о том, что могло случиться в этом помещении. У вас на корабле есть оборудование, которое могло бы вскрыть этот подвал?

Голос его утонул в спазме отчаяния...

Огромный легионер наклонился и ухватился за выступающий угол плиты, который служил замаскированной ручкой двери, уперся каблуками в камень, словно намереваясь взломать ее силой одних лишь мускулов, и потянул на себя. И дверь легко открылась.

Хал Самду выпрямился и мрачно посмотрел на Чана.

– Заперто, говорите?

Чан Деррон изумленно попятился, и черный ветер ужаса холодком тронул его сердце.

– Она была заперта! - прохрипел он. - Я проверял!

Однако в синих глазах Адмирала-Генерала уже поселилось сомнение. Большая ладонь осторожно опустилась на рукоять протонной иглы, и он указал на безоружного Чана.

– Взять его! - скомандовал он своим людям. - Я посмотрю, что там внутри. - Хал Самду и его офицеры спустились в маленькую квадратную комнату. Там все еще горели лампы дневного света. Они обнаружили доктора Элероида и человека в белом. Оба были неподвижны, и лицо помощника уже покрылось смертельной белизной.

Пол из нового пердьюритового покрытия был залит лужами и ручьями крови. Оба были заколоты. И оружие, которое все еще торчало из спины доктора Макса Элероида, было служебным бластером нового образца, с примкнутым штыком и кобурой-прикладом. Больше ничего в этой пустой, ярко освещенной комнате не было. Длинный деревянный ящик вместе с содержимым исчез.

Шатаясь и хватая ртом воздух, словно он тоже получил удар штыком, Хал Самду вскарабкался по лестнице, держа в огромной трясущейся руке бластер с примкнутым штыком, на острие которого все еще дрожала красная капля. Он поднес его к лицу ошарашенного капитана.

– Капитан, вы узнаете это оружие?

Чан внимательно осмотрел его.

– Да. - Он с трудом сглотнул. - Я узнаю его по серийному номеру и по инициалам на рукоятке. Он мой.

Хал Самду издал потрясенный яростный звук.

– В таком случае, Деррон, - прохрипел он, когда вновь смог говорить, - вы арестованы. Вы обвиняетесь в неповиновении, пренебрежении обязанностями, предательстве по отношению к Зеленому Холлу и убийстве доктора Макса Элероида и его ассистента Джонаса Твейна. Вы будете содержаться в наручниках без права освобождения под залог или поручительство, вплоть до суда военного трибунала в составе офицеров командования Легиона. Да поможет вам господь, Деррон.

Чан качался, парализованный. В ушах у него ревел далекий ветер. Его окружали черные скалы, сияющий крейсер и грозные люди в зеленом, все туманное и расплывающееся. Он шатался, держась за ускользающее сознание.