23Jul

Чудовищная машина

Мы вернулись в цилиндр управления, укрытый в ядре ледяного астероида. Я помогал Стару идти и остановился, печально вздохнув, когда увидел проекцию электронной карты на круглой южной стене.

Это чудовищное существо уже пожрало почти половину карты. Зигзагообразные пурпурные ноги дотягивались до нас и уходили дальше. В глубине его выпученного брюха находился зеленый яркий круг.

– Она ужасна! - Лилит вцепилась в мою руку. - Что это означает?

– Компьютер преобразует данные наших приборов в эту картину Аномалии, - сказал я. - Паутина - на самом деле силовые линии магнитных полей. Ноги - гравитационные вихри, один из них подхватил нас. Брюхо - участок, где наши приборы не действуют. Именно там пришельцы открыли ворота...

– Капитан, - резко вмешался Кен, - давайте попробуем настроить телескоп. Мы летели вслепую - не астронавигация, а удача вывела нас на станцию. Мне бы хотелось узнать, что там творится.

– Можно попытаться, - сказал я. - Однако наши лазеры и радары не действуют, а телескопу требуется источник света...

– Попробуйте, - сказал настойчиво старик. - Думаю, свет там будет.

Я приблизился к панели управления телескопом. Мы стояли и смотрели на северную стену. Свет - туманные, размытые контуры звезд - был явно недостаточным. А центр Аномалии оставался черным.

– Там воронка, сэр, - сказал я Кену Стару. - Пока нет света, мы не увидим машин.

– Погодите. - Кен Стар затаил дыхание. - Там будет свет.

И свет появился. Тонкое бледное перышко выплыло из-за края воронки и понеслось к центру. За ним второе. Метеоры росли, увеличивались в числе.

– Это осколки, которые отбили от станции их микроснаряды, - сказал Стар. По пути туда вы встретили метеоритное облако. Они дадут достаточно света, чтобы мы могли заметить эти машины.

Секунды я стоял, не дыша. Воображение мое слишком разыгралось. Эти точки и перышки - частицы нашего собственного астероида, летящие перед нами в невообразимую бездну. Мы были слишком близко от них.

– Капитан! - произнес Стар громче. - Прежде, чем свет погаснет...

Хотя пальцы не слушались меня, я нашел зеленоватый образ пришельца, находящегося к северу от Аномалии. Он двигался, дрейфовал к югу. Когда стало светлей, мы увидели три другие зеленоватые тени, стоящие на страже этой черной бездны.

– Этот объект, - сказал Стар еще громче. - Мы движемся навстречу. Можно улучшить изображение?

– Нельзя, пока не станет светлей.

При этом скудном освещении огромные вражеские машины казались крошечными зеленоватыми пятнышками. Поначалу ничего другого я не видел. Затем я увидел смутное пятно, появившееся перед нами из тьмы. Вспыхнула новая искра, и это понятно стало отчетливым.

Я услышал, как вздохнула Лилит.

– Машина, - произнесла она. - Корабль!

– Мать всех машин! - прохрипел со стороны дверного проема Жиль Хабибула. - Она преследовала нас, когда мы пробирались из этой вселенной.

Машина состояла из восьми подобных шаров, соединенных вместе. Веретенообразная, она сужалась к концам. Три изогнутые трубы представляли собой обойму для шаров. Я вздрогнул, такой она показалась мне чужой и огромной.

– Должно быть, она очень велика!

Я пытался представить, насколько она велика. Если те серо-зеленые мотыльки, летящие ей навстречу, в сотни раз превосходили крейсер Легиона, то она, видимо, в сотни раз превосходила их самих.

– Она смертельно велика! - прохрипел старый Хабибула. - Это чудовищная мать кораблей!

Я недоверчиво повернулся к Кенту Стару.

– Это действительно корабль?

– Скорее, космическая крепость, - сказал он. Не меньше десяти миль от носа до кормы, если можно так выразиться. Средний шар мили две в диаметре, и вы даже вообразить не в силах, чем он заполнен.