22Oct

Прощай, солнце!

Жиль Хабибула издал странные звуки. Он кашлял, хрипел, плевался. Изо рта его вылетали куски пищи. Его лицо, за исключением пурпурного протуберанца носа, покрылось болезненной зеленоватой белизной. Толстые руки дрожали, когда он вскидывал большую бутыль вина и прочищал голосовые связки, чтобы вернуть себе связную речь.

– Моя милая жизнь! - бормотал он, выкатывая рыбьи глаза и озирая носовую рубку. - Моя смертельная жизнь! Нам туда не добраться!

– Возможно, мы и не доберемся, - трезво согласился Джон Стар. - Шансы против нас, я полагаю, сто к одному. Однако мы попытаемся.

– Проклятие моим костям! Нам туда не добраться, приятель. Это за пределами Системы - шесть световых лет, а то и больше. Это ужасное расстояние, если потребуется шесть световых лет полного одиночества, чтобы пройти его. Ах, и там подстерегает тысяча опасностей, одна жизнь знает, каких. Я смелый человек - вы все знаете, что добрый старый Жиль Хабибула достаточно смел, чтобы иметь дело с любой обыденной опасностью. Но этого нам не осилить. Из всех роковых экспедиций, которые отправлялись за пределы нашей драгоценной Системы, только одна вернулась назад.

Внезапно на геодезическом экране-карте замерцал крошечный огонек красного цвета. Предупреждающе зазвенел звонок.

– Крейсер Легиона, - заключил Джей Калам вполголоса. - Движется наперехват "Пурпурной Мечте". А теперь их уже пять. Охота на пиратов всегда была популярным спортом в Легионе.

– Ближайший в десяти тысячах миль от нас, - добавил Джон Стар, взглянув на диски. - Хотя, вероятно, они не заметят нас, пока нам не удастся починить генераторы и начать движение.

– К Убегающей Звезде! - продолжал сопеть Жиль Хабибула. - Во имя сладкой жизни, к темному и зловещему миру зеленых медузиан. Экспедиция Легиона состояла из пяти прекрасных боевых кораблей. Лучшее, что могла построить Система. С полными комплектами обученных экипажей. И посмотрите, что вернулось назад спустя бесконечный год.

Один потрепанный корабль! И люди на нем, большинство из них жалкие бормочущие психи, они лепечут о вещах, от которых кровь стынет в жилах, - об ужасах, с которыми они встретились на мрачной и грозной планете под злым солнцем. И с тех пор они гниют от некоего страшного вируса, неизвестного докторам: плоть их смертных тел становится зеленой и отваливается.

Смертельные ужасы! И ты хочешь, чтобы мы отправились туда, на жалком и одиноком маленьком корабле, у которого уже повреждены геодины. Нас всего четверо против целой планеты, изобилующей зелеными и подлыми монстрами!

Ты, не должен требовать, чтобы старый Жиль Хабибула отправлялся туда, парень. Бедный старый Жиль, полумертвый от шныряния, как загнанная крыса, по вентиляционным трубам Пурпурного Холла. Старый Жиль слишком слаб для этого. Если вы, трое идиотов, хотите отправиться навстречу смерти в безумии и воплях ужаса, то почему бы вам не высадить старого бедного Жиля на Марсе?

– Чтобы тебя судили и казнили за пиратство? - спросил Джон Стар, мрачно ухмыляясь.