22Oct

Зверь туманов

Боба Стара привел в чувство приглушенный рев дюз снижающегося корабля. Пронизывающий холод заставил онеметь его напряженные конечности, и глаза открылись навстречу гнетущим зеленым сумеркам. Он увидел, что лежит на замерзшей земле, все еще скованный зудящим параличом, который лишил его сознания.

Пытаясь собраться с чувствами, он огорченно пытался вспомнить, что пробел в сознании содержал что-то немыслимо ужасное. Наверное, мозг не справился с этим и отринул для сохранения рассудка.

Спустя мгновение, однако, тошнотворный факт собственной неудачи вернулся. Отчаяние смыло все остальные полувоспоминания, и он опять на время погрузился в безнадежную и сокрушенную апатию, пока усиливающийся рев дюз не стал настолько громким, что он уже не мог его игнорировать. Вдохнув ледяного воздуха, он с трудом уселся. Он был изумлен, обнаружив, что находится на самом краешке манящей бездны. Плоское и пустое лицо Нептуна было изуродовано не более чем в двенадцати футах от того места, где находился он, жутким провалом зеленоватой тьмы. Он, похоже, не имел ни противоположной стены, ни дна. Он отполз от него, собрав все свои силы.

Хруст под чьей-то ногой подхлестнул его нервы. Он мгновенно повернулся и затем ухмыльнулся с потрясенным облегчением, увидев двух своих телохранителей, благополучно выбравшихся из этой неописуемой бездны и глядящих на смутное голубое мерцание в облачной тьме над головами.

– Эй! - громыхнул Хал Самду. - Это корабль.

– И вовремя же, мы спасены! - прохрипел Жиль Хабибула. - Знает дорогая жизнь, мы достаточно долго ждали, погибая в этой коварной стуже.

– Жиль, - позвал возбужденно Боб Стар. - Как вы здесь оказались? И что это за провал?

– Ах, парень. - Толстяк подошел к нему, колыхаясь при ходьбе, стараясь не приближаться к жуткой бездне и, тем не менее, с облегчением вздыхая. - Мы думали, ты так и не очнешься, прежде чем умрешь от холода.

Гигантская сила Хала Самду подняла его на ноги. Слабо вцепившись в двоих мужчин, он почувствовал, что Жиль Хабибула рыдает от радости.

– Долго мы ждали, дружище. Смертельно долго...

– Провал? - Он пустым взглядом посмотрел на него, в то время как Жиль Хабибула оттаскивал его подальше от края. - Где мы?

– Это то, что осталось от тюрьмы. - Голос старого солдата был тонок от страха. - После того, как нападавшие забрали узника, с неба ударил красный свет - там, должно быть, находился их невидимый корабль. Стены под ним превратились в ничто. Сама земля превращалась в красное пламя и исчезала. Ах, дружище, этот жуткий провал - все, что осталось от тюрьмы, гарнизона и крейсеров Легиона, стоявших за стеной. Я не понимаю...

– Так он сбежал!

Боб Стар тяжело повернулся к этой чудовищной бездне, чувствуя себя слишком слабым даже для того, чтобы броситься в нее. Он подвел Легион, и последствия этого парализовали его мозг. Теперь ничто не имело значения. Он был пуст, равнодушен, и глаза его глядели на судорожные всплески пламени, вырывающегося в облаках из дюз.

– Он садится поблизости! - просопел Жиль Хабибула с благодарностью. - Кометчики бежали с узником, а все остальные погибли, но мы, по крайней мере, спасены.

– Скажи мне, - настойчиво прошептал Боб Стар, - как вам удалось выбраться?

– Нам и не удалось, парень, - ответил Жиль Хабибула. - Это узник пощадил наши жизни. Я даже не знаю, почему. Он сказал нам, что в действительности он - великий мятежник Орко, однако я полагаю, что ты об этом уже знал.