21Jul

Рычаг и сила

Боб Стар стоял и смотрел на мать, хмурясь от раздиравших его вопросов. С лица ее не сходило острое сожаление о том, что ей предстояло сделать. Она быстро отвернулась от него и от отца. Она склонилась над маленьким столом полированного венерианского красного дерева, занявшись с несколькими маленькими предметами, снятыми ею с себя: часами, ручкой и механическим карандашом, металлическим украшением с платья, железным ключом.

– Мне уйти? - прошептал он.

Она поглядела на него, хмуро улыбнувшись.

– Можешь оставаться, - сказала она. - Придет день, и ты станешь Хранителем Мира. Хотя здесь мало что можно увидеть. - Она поглядела на безвредные, казалось бы, предметы на столике. - Ты можешь смотреть тысячу раз, однако так и не узнаешь тайны, - добавила она, - потому что управление АККА более чем наполовину психическое.

Она снова была занята. Со сноровкой, говорившей о долгой практике, она отвинтила колпачок с авторучки и, сняв два крошечных первичных диска с нижней части корпуса часов, соединила их с ней. К механическому карандашу, рабочие части которого послужили прекрасными креплениями, она присоединила маленькое, странного вида сооружение. Платиновая цепочка украшения, видимо, служила электрическим проводником, а кнопка авторучки могла действовать как выключатель.

Боб Стар посмотрел на все это и недоверчиво прошептал:

– Эта маленькая штуковина... - это все?

– Это все, что ты видишь. - Ее прекрасные глаза вновь взглянули на него, брови нахмурились под тяжестью задачи. - Это маленькое устройство - всего лишь рычаг. Сила, которая его приводит в движение, - психическая. Принцип, по которому это действует... - Она сжала бледные губы. - Принцип - секрет.

Боб покачал головой, глядя на маленький прибор.

– Ты хочешь сказать, что уничтожила Луну, когда пришельцы из космоса построили на ней крепость, с помощью вот этого?

– С рычагом подобного рода. - Она посмотрела на Джона Стара, и он благоговейно улыбнулся ей, словно они опять пережили то страшное мгновение. - Я сделала его из механизма медузиан, обломка разрушенного Зеленого Холла и сломанной игрушки.

Боб Стар, изумленный, придвинулся ближе.

– Кажется невозможным, что ты можешь уничтожить что-либо такое огромное, как комета, с помощью этой штучки.

– Размеры не имеют значения, - ответила она тихо. - Как и расстояние. Это маленькое устройство, которое ты видишь, - всего лишь рычаг, не забывай, посредством которого сила может быть приложена к любому объекту во вселенной. - Она взглянула вверх, все еще хмурясь. - Эффект - фундаментальное, абсолютное изменение кривизны пространства, что приводит материю и энергию к невозможному абсурду.

Боб Стар мгновение молчал, не двигаясь и не дыша.

Он откинулся в кресле, изумленно вздрагивая и глядя на хмуро улыбающуюся женщину. Она не была больше его матерью, а кем-то странным и ужасным, как, наверное, сами кометчики. Лицо ее светилось тихой бесстрастной сосредоточенностью.

– Мама..., мама, - прошептал он хрипло, - ты словно..., словно богиня.

Казалось странным, что она услышала его, будучи совершенно отвлечена. Однако она повернулась к нему и сказала:

– Быть богиней, Боб, - это одиночество.

Она отвела глаза. Несколько секунд она работала молча, устанавливая устройство. Но неожиданно она опять оторвалась от него, чтобы взглянуть на сына.

– Боб, есть еще одна вещь, которую ты должен знать, поскольку ты избран следующим Хранителем. Причина того, что Хранитель должен быть только один, - причина и того, что тайна должна быть тайной и для тебя, до тех пор, пока врачи не решат, что я больше для этой цели не гожусь.

Он кивнул, затаив дыхание и ожидая.

– Пользуясь тем же термином, скажу, что здесь только один принцип.

– Что? - У него перехватило дыхание. - Я не понимаю.