11Dec

Честь легиона

Высокий командор некоторое время стоял, почесывая длинными пальцами острый выступ челюсти и изучающе глядя на Боба Стара.

– Я рад, что ты мне об этом рассказал, - сказал он наконец, и голос его был тих и очень серьезен. - Я знаю, что ты чувствуешь, потому что когда-то я тоже думал, что убить человека для меня невозможно. - Темные глаза на мгновение приоткрылись, и лицо обрели резкость, словно к нему вернулось воспоминание боли. - Однако иногда это необходимо. Я научился этому очень давно и очень давно понял, что могу это сделать.

Он вдруг шагнул вперед.

– И ты должен, Боб. Можешь и должен. Дело обстоит так, что весьма возможно, что убить Стивена Орко будет твоим долгом.

Эти тихо произнесенные слова выдернули Боба Стара из кресла.

– Как так, командор? - он дрожал и пытался справиться с дыханием. - Я бы все, что угодно, отдал за эту возможность. - Что-то изменилось в его голосе, что-то заставило его прикусить губу. - Но я боюсь..., боюсь, что не смогу.

Тихо прозвенел гонг. Массивная дверь открылась, впустив глубокий вибрирующий звук геодинов, на которых шел боевой корабль. Вошел стюард, вкатив маленький столик на колесах. Он отдал честь.

– Завтрак, командор, - объявил он. - На двоих.

Джей Калам молча кивнул, отпуская его. Тяжелая дверь закрылась, и снова стало казаться, что длинный, со стенами цвета слоновой кости салон где-то вдали от корабля.

– Что обусловило мой специальный долг убить Стивена Орко? - спросил шепотом Боб Стар. - И как случилось, что он все еще жив после того, как прошло столько много времени после объявления, что казнь состоялась?

– Стечение обстоятельств. - Джей Калам встал, хмурясь, игнорируя накрытый столик, оставленный стюардом. - Несчастливые последствия Юпитерианского Мятежа. Вся история этого восстания никогда полностью не публиковалась, однако сейчас я расскажу тебе ее - чтобы ты мог понять особенный статус Стивена Орко и крайнюю необходимость твоих нынешних обязанностей.

Боб Стар кивнул. Он слушал, затаив дыхание.

– Орко с самого начала был для нас загадкой, - мрачно продолжал командор. - Многие люди считали, что в нем есть что-то нечеловеческое. Может быть, так оно и есть. Наши следователи вели работу с того момента, как он стал предателем, и все же ничего не узнали об его происхождении.

– Но я помню его родителей, - вмешался Боб Стар. - Они посещали его в Академии незадолго до..., той ночи. - Он вновь обнаружил, что держится за шрам, и опустил руки. - Он устраивал в их честь вечеринку. Он пригласил всех моих друзей, и они оставили меня.

– Это лишь приемные родители. Приемный отец, Эдвард Орко, похоже, нашел его, когда тот был всего лишь ребенком, при особых обстоятельствах. Орко был преуспевающим промышленником. Он имел обширные владения среди астероидов. Он держал дом на Палладе.

Все, что мы знаем теперь о том как Орко нашел Стивена, наши люди выяснили у его старых слуг.

Это случилось около тридцати лет назад. Орко путешествовал к Марсу на космической яхте. Он и его жена посетили некоторые из их владений, разбросанных на малых астероидах, и отправились на Марс провести сезон отдыха. Путь завел их далеко от обычных космических линий.

Примерно в сорока миллионах миль от Марса их навигатор обнаружил необычный объект, дрейфующий в космосе. Его засекли метеоритные детекторы, однако это был не обычный метеорит. Доклад навигатора настолько заинтересовал Орко, что он повернул назад, чтобы исследовать объект. Это оказался цилиндр из магниево-литиевого сплава восьми футов в длину. Он имел тщательно подогнанный винтовой колпак, запечатанный в нескольких местах черным сургучом. На каждой печати был занятный алый символ: витой крест - крукс анзата, древний символ жизни - над скрещенными костями.