19Oct

Глава 25

Пройдя несколько ярдов, я успокоился. Я вспомнил, где я, и быстро огляделся. В коридоре никого не было, иначе бежать мне попросту не удалось бы. Но на всякий случай стоило оглядеться, пока здравый рассудок не подскажет мне, что следует делать, чтобы выйти отсюда сухим.

Как у канарейки, мои планы бегства кончались на пороге клетки. Я не вполне представлял, что делать со своей новообретенной свободой. Одно было ясно: стоит мне сделать шаг из мертвой зоны, в которой построено это здание, и меня схватят и свяжут по рукам и ногам. Мне нужны были друзья, оружие, снаряжение, и хороший план бегства. У меня не было ни того, ни другого. Скорее всего моим плененным друзьям тоже требовалась помощь. А идти к ним я не мог: сигнализация успеет оповестить главный контрольный пульт прежде, чем я соберу свою маленькую безоружную армию.

Я стоял в ярком освещенном коридоре в надежде что-нибудь придумать. Не знаю, чем бы это кончилось, но меня вернул к жизни донельзя знакомый звук поднимающегося лифта в конце коридора.

Я с подозрением взглянул на двери остальных камер. Открывай любую, но если она окажется занятой, не избежать комментариев постояльцев. А времени заглянуть в глазок, чтобы определить, какая из них пуста, не было.

Поэтому, вместо того, чтобы скрыться в коридоре, я рванулся к окружавшей лифту лестнице, надеясь достигнуть ее прежде, чем лифт поднимется на мой этаж. Я сознавал, что мой топот отдается будто рев летящего самолета, но достиг лестницы и совершил опрометчивый прыжок через короткий пролет как раз в тот момент, когда дверь лифта отворилась. Я с лета врезался в стену, чуть было не лишившись чувств, но удержался на ногах и оглянулся.

Меня ожидало занятное зрелище: в коридор с сигаретой в руке вышел охранник. Он не ожидал никаких неприятностей, а я не собирался их учинить.

Я тихо прокрался вверх по ступенькам и, когда голова оказалась на уровне пола, замер.

Ничего не подозревавший охранник заглянул в пару комнат, окинул долгим взглядом камеру, из которой я только что смылся, и прошел в конец коридора, где вставил ключ в коробку сигнализатора. На обратном пути он снова заглянул в мою камеру, но, так ничего и не разглядев, вздохнул и ушел обратно.

Я спустился на цыпочках на второй этаж и подождал. Лифт двинулся вниз, остановился, и охранник повторил свой обход, не потрудившись заглянуть ни в одну из камер.

Я замер на последнем пролете первого этажа, высунув над верхней ступенькой только голову и дуло пистолета. Внизу находился стол охранника, а у стола, источая безудержный гнев, стоял дипломированный специалист Фелпс.

Лифт спустился, и оттуда вышел, прямо на растерзание Фелпсу довольный охранник.

– На службе, – заявил холодно рыцарь науки, – вам вменяется совершать обход.

– Да, сэр...

– Обход! – взорвался Фелпс. – А не разъезжать на лифте, безмозглый баран! Вы не следите за лестницей!

– Но, сэр...

– Кто-нибудь может запросто спуститься вниз, пока вы будете подниматься.

– Я знаю, но...

– Тогда почему вы ослушались? – проревел Фелпс.

– Видите ли, сэр, с тех пор как построили это здание, никто не пытался этого сделать. Да и кто посмеет? – в голосе охранника послышался священный трепет.

Фелпс принял это к сведению. Его тон стал благосклоннее.

– Если я что-то приказываю, вам следует выполнять. Все до последней буквы.

– Да, сэр, обязательно.

– Посмотрим. Теперь я поднимусь наверх лифтом, а вы пойдете пешком. Встретимся на лифте внизу, но сначала на четвертом.

– Да, сэр.

Я бросился по ступеням будто вспугнутый кролик. Снова вверх, на третий, потом по коридору в едва заметную нишу, образованную дверью. Охранник медленно и флегматично поднялся по ступенькам, прошел перед лифтом, повернувшись ко мне спиной, и направился на четвертый этаж.