18Aug

Глава 16

Судебный пристав повторил:

– Топай, Корнелл! – и сурово добавил: – А не то я надену на тебя наручники.

Я повернулся, беспомощно пожав плечами. Попробовал подлизаться, заговорить, но безуспешно. В то мгновение, когда я готов был заговорить и открыл свою пасть, меня ошарашило, что я чуть было не совершил непростительную ошибку. Какая разница, стану я огрызаться или нет? Все равно я погибну. Но зато, рано или поздно, кто-то в этой местности в тюряге войдет в мое положение и переправит меня в Медицинский центр дипломированного специалиста Фелпса.

Снова я попал в ситуацию, когда единственное, что я мог сделать, это открыть пошире уши и смотреть в оба. Авось, что-нибудь и выплывет. Но прежде чем я сделал шаг по направлению к двери, кто-то в зале суда ясно произнес:

– Ваша Честь, у меня имеется на этот счет кое-какая важная информация.

Его Честь с непередаваемым изумлением на лице оглядел зал.

– В самом деле? – проскрипел он.

Я обернулся, потрясенный.

Между рядами спокойно шел доктор Торндайк. Он подошел вплотную к судье и объяснил, кто он и почему здесь оказался. Затем выудил бумажник, до краев набитый всякими бумагами, удостоверениями и кредитками.

Вид у судьи был, весьма недоверчивый и осторожный, но, удостоверившись в содержимом бумажника, он кивнул. Торндайк усмехнулся в усы и продолжал, обернувшись ко мне:

– Было бы против моих правил позволить вам засадить в тюрьму этого негодяя, – сказал он внушительно. – Ведь у мистера Корнелла Мекстромова болезнь!

Как только он объявил меня заразным, все отпрянули и уставились на меня с ужасом и отвращением на лице. А двое даже принялись вытирать руки носовыми платками. Приятель, который оказался на том месте, где я недавно ковырял комочек Мекстромовой плоти, отодвинулся подальше. Несколько посетителей поспешно удалились.

Его Честь побледнел.

– Неужто? – переспросил он доктора.

– Точно. Обратите внимание на кровь на его пальце. Только что мистер Корнелл нащупал кусочек мекстромовой плоти размером с булавочную головку. Это первый признак, – продолжал объяснять доктор. – Естественно, подобную раннюю стадию тяжело обнаружить, разве что при клинических исследованиях. Но поскольку я телепат, а Корнелл – эспер, его мозг сообщил моему мозгу об этих печальных обстоятельствах. Единственное, что надо прочесть в его мозгу, – что стало с тем комочком мекстромовой плоти, который он ковырял и уронил на пол.

Судья резко ударил молотком.

– Я вверяю этого преступника в руки доктора Торндайка, который, как представитель Медицинского центра, переправит заключенного в такое место, где ему окажут соответствующую помощь.

– Но послушайте, – начал было я, но Его Честь прервал:

– Делайте, как я сказал. Я обернулся к Торндайку.

– Ладно, вы побелили.

Он снова улыбнулся, и мне захотелось смазать эту улыбку костяшками пальцев. Но я понимал, что только расплющу руку о твердое как камень лицо Торндайка.

– Тогда, мистер Корнелл, – сказал он тоном лечащего врача, – давайте обойдемся без обычных выходок.

– Всякого, подхватившего Мекстромову чуму, – объяснил он судье, – начинает мучить мания преследования. Некоторые даже обвиняют меня в каком-то гигантском фантастическом заговоре против них. Не так ли, мистер Корнелл? – он продолжал смотреть на меня. – Мы обеспечим вам наилучшее лечение, которое только известно современной медицине.

– Валяй! – проворчал я.

Его Честь еще раз ударил молотком.

– Офицер Грюнвальд! – рявкнул он. – Проводите подсудимого и доктора Торндайка в Медицинский центр, а потом доложите мне о выполнении задания.

Потом судья оглядел зал, ударил молотком еще раз и прокричал:

– Дело окончено. Следующее дело!

Мое второе посещение Медицинского центра прошло довольно спокойно. Я вошел, как говорят, через служебный вход, так и не увидев крашеной блондинки у подъезда. Мы проехали через широкие автоматические ворота в стороне от основной дороги. Потом остановились напротив небольшого кирпичного строения и, как только прошли приемную, оказались в отдельном кабинете. Торндайк велел секретарше, чтобы она меня оформила. Мне совсем не нравилось, что со мной обращаются как с посылкой, но, казалось, никого не волновало, что я думаю по этому поводу. Все было сделано быстро и эффектно. Я едва успел сесть и закурить сигарету, как в дверь уже вошла сестра с документами, огляделась и вручила их офицеру Грюнвальду.