21Oct

Глава 13. Катастрофа

Дни, последовавшие за описанным выше, были для Карса долгими и странными. Он начертил по памяти план расположения холмов за Джеккерой и указал местонахождение гробницы. Рольд изучал план до тех пор, пока не изучил его, как собственный дом. Потом папирус был сожжен.

Рольд взял один корабль, подобрал команду и ночью покинул Кхондор.

Джахарт отправился с ним. Каждый понимал опасность этого путешествия. Но один быстроходный корабль с пловцами, показывающими путь, мог избежать патрулей сарков. Корабль надлежало затем скрыть в тайной пещере, находящейся западнее Джеккеры - эта пещера была известна Джахарту - остальной же путь предстояло проделать по суше.

– Если при возвращении дела наши сложатся плохо, - мрачно сказал Рольд, - мы немедленно потопим корабль.

После того, как корабль отплыл, всем остальным осталось только ждать.

Карс никогда не оставался один. Ему были предоставлены три маленькие комнатки в отдаленной части дворца, и с ним все время находилась охрана.

Отравляющий душу страх все время присутствовал в его мозгу, как бы он с ним ни боролся. Он ловил себя на том, чтоб без конца прислушивается, не заговорит ли в нем внутренний голос, следит за проявлением знака или жеста, но принадлежащих ему самому. Ужас происшедшего в убежище Мудрых оставил свои следы. Теперь он знал. А зная, он ни на мгновение не мог забыть о том, что знал.

Не страх смерти так тяжко воздействовал на него, хотя он был человеком и не хотел умирать. Ужасно было жить в постоянном ожидании того момента, когда перестанешь быть самим собой, когда сила извне полностью завладеет твоим мозгом и телом. Это сознание присутствия Рианона было страшнее, нежели угроза безумия.

Эмер снова и снова приходила, чтобы беседовать с ним и изучать его.

Он понимал, что она ищет в нем следы присутствия Рианона. Но он также понимал, что пока она улыбается, он в безопасности.

Больше она не пыталась заглянуть в его сознание. Но однажды она заговорила о том, что видела в нем раньше.

– Ты пришел из другого мира, - сказала она со спокойной уверенностью.

– Думаю, я поняла это сразу, как только тебя увидела. Воспоминания о нем жили в твоей памяти - отверженное пустынное место, очень страшное и печальное.

Карс кивнул.

– Да, в нем много горечи. Но есть в нем и своя красота.

– Красота есть даже в смерти, - сказала Эмер, - но я рада, что живу.

– Тогда забудем об этом другом мире. Расскажи мне об этом, таком живом. Рольд сказал, что ты очень похожа на халфлингов.

Она рассмеялась.

– Он иногда упрекает меня, говоря, что я - другая, и вообще не человек.

– Сейчас, когда лицо твое купается в лунном свете и волосы пронизаны им, ты и впрямь похожа на человека, - сказал он ей.

– Иногда я жалею, что эта была правда. Ты никогда не был на "островах людей неба"?

– Нет.

– У них есть нечто вроде замков, выступающих из моря, и эти замки высотой почти такие, как Кхондор. Когда люди неба брали меня туда, я сожалела о том, что у меня нет крыльев, ибо я должна была пользоваться чьей-то помощью или же оставаться на поверхности, тогда как они летали и кружились вокруг меня. Тогда мне подумалось, что умение летать - самое прекрасное, что есть в мире, и я плакала от того, что оно мне недоступно.

Но когда я с пловцами, я чувствую себя более счастливой. Тело мое очень похоже на их тела, хотя и не такое ловкое. И это удивительно, до чего же удивительно - погружаться в сверкающую воду и видеть сады, которые они разводят, со странными морскими цветами, растущими на клумбах, и немногими яркими рыбками, что носятся среди этих цветов, как птицы.