22May

Глава 7

Тяжелый крейсер "Солнечное пламя" через звездные бездны мчался к Ригелю.

Внешне он оставался тем же, чем был всегда - одним из самых быстрых и мощных космических кораблей, со знаками Империи, блестевшими на борту, с полной командой, одетой в имперскую униформу и вооруженной имперским оружием. Но самом деле все это было лишь уловкой.

– Вот руководство, - сказал Рольф. - Сигналы, коды и прочее. Немного везения, и...

Тщательно составив послание, Бэннинг отправил его по почти мгновенной гиперпространственной связи.

ВОЗВРАЩАЮСЬ С ЗАГОВОРЩИКАМИ, ПОЧТИТЕЛЬНО ПРОШУ ПОЛНОЙ СЕКРЕТНОСТИ. ЖДУ ИНСТРУКЦИИ Он подписался именем капитана "Солнечного Пламени", который остался на Катууне под охраной Арраки. Ответ пришел быстро.

СЛЕДУЙТЕ ПРЯМО К ЗИМНЕМУ ДВОРЦУ.

И подпись - ТЕРЕНИЯ.

Рольф зло усмехнулся:

– Зимний Дворец - лучше и не придумаешь! Это там они, по их мнению, уничтожили Валькара, а теперь - они увидят! Дворец в отдаленном, тихом месте и имеет собственную посадочную площадку.

– И очень прочные темницы, - заметил Хорик. - Не забывай и об этом.

– Тебе лучше остаться на корабле, - сказал Бэннинг. - Если увидят твое честнейшее лицо, то мы все окажемся под замком. - И он рассмеялся.

Его возбуждение росло с каждой пройденной звездной лигой. Сама авантюра была достаточно дикой, чтобы привести в возбуждение любого человека, но было и что-то еще - предчувствие и имя - Терения. Бэннинг не знал, почему оно так действовало на него, но так было. Ему вдруг захотелось увидеть ее, услышать ее голос, узнать, как она выглядит и двигается.

– Дерзость побеждает, - тихо проговорил Рольф. - Она будет там, ничего не подозревающая, горящая желанием воочию убедиться, настоящий ли ты Валькар. И с ней будет Джоммо. Даже если бы ему, как главе Совета, это не было бы обязательно, он все равно бы пришел. У него есть свои причины.

Он страстно хочет убедиться в том, что Зурдис сказал правду. - Рука Рольфа сделала хватательное движение. - И у нас будут оба.

Напоминание о Джоммо заставило Бэннинга вздрогнуть. Он не хотел встречи с ним. Джоммо мог вынести окончательный приговор - реален или нет Нейл Бэннинг, а Бэннинг этого не хотел. Он яростно убеждал себя, что нечего бояться, потому что он - настоящий Нейл Бэннинг, и никто не сумеет отнять его "я". Но страх оставался.

Хорик улыбнулся, как человек, подумавший о чем-то приятном.

– Когда они будут у нас, - сказал он, - у нас будет секрет Молота. А с Молотом и Валькаром, который знает, как владеть им... - и жестом он показал, что тогда можно овладеть всей Вселенной.

Молот? Бэннинг тоже думал о нем. Он осмотрел орудия крейсера, орудия, стреляющие атомными снарядами, мчащимися гораздо быстрее света и наводимые гиперпространственными радарами. Даже это обычное оружие имперского крейсера казалось ему ужасным. Так насколько же ужаснее был таинственный Молот, которого страшилась целая галактика!

Крейсер мчался вперед, приближаясь к сверкающей звезде. На корабле росло напряжение. Бехрент, который когда-то служил в Имперском Флоте, тратил все свое время на обучение офицеров и команды управлению оружием корабля, зло ругая их за ошибки и свирепо напоминая, что их жизни зависят от их умения. Бэннинг мало спал, просиживая бесконечные часы с Рольфом, Хориком или другими капитанами. Часто бывал он и в рубке. И всегда за его спиной были Сохмсей и Киш.

Арраки отказались остаться в Катууне.

– Господин, - сказал Сохмсей, - однажды ты ушел без меня и годы ожидания тянулись так долго.

Крейсер вошел во внешний пояс патрулей, охранявших столицу Новой Империи. Снова и снова их вызывали, следуя обычному порядку, но каждый такой вызов мог оказаться гибельным, возбуди подозрения мельчайшая деталь.

Но всякий раз после того, как они называли себя, корабль получал разрешение на проход. Уже сиял голубоватым светом Ригель и корабль, сбрасывая скорость с таким расчетом, чтобы попасть к Зимнему Дворцу вечером, мчался к третьей планете системы.