22Jul

8. Битва с голубыми людьми

– Да, нам ничего не остается, кроме борьбы, - согласился я, внимательно разглядывая галеры, которые были совсем рядом - ярдов двадцать-тридцать: их весла поблескивали на солнце, а вода буквально кипела под бортами. - Может, нам пойти на таран и потопить парочку?

– Потопить? Да ведь нечем. У них есть тараны, но они скорее всего ими не воспользуются. Они захотят захватить нас целыми и невредимыми.

– Зачем?

– Голубые Люди живут в море, но предпочитают свежее человеческое мясо, не загрязненное морской водой.

– Интересно... - протянул я и поспешно проглотил слюну. - Это облегчает задачу потопления двух галер.

– Как ты думаешь сделать это? Ведь у нас нет ничего - ни катапульт, ни других метательных орудий.

– Но у нас есть "Андраста". Она больше и мощнее этих галер. Кроме того, у нас есть запас скорости, так что мы ударим в борт какую-нибудь галеру и неминуемо опрокинем ее.

Я подошел к рулевому веслу и обнаружил, что оно действует. Вероятно, когда геас Муилертах устранил Спешащий Ветер, он же освободил рулевое весло.

– Готовьтесь отражать нападение! - крикнул я матросам.

Мои слова застали их в тот момент, когда они всей толпой пытались спрятаться в кубрике. Они обернулись, глядя, как перепуганные овцы.

– Готовьтесь драться! Вы будете сражаться с Голубыми Людьми, черт вас побери, или вы будете драться со мной! Выбирайте!

И они решили попытать счастья в борьбе с Голубыми Людьми. Все осторожно разобрали оружие и выстроились возле борта. Их возглавляли капитан и боцман.

– До последней минуты прячьтесь за бортами! - скомандовал я, видя у воинов луки и зная, что через минуту мы окажемся в пределах досягаемости стрел.

Мы шли с большой скоростью, на которую "Андраста" не была рассчитана.

Она прыгала и поскрипывала на каждой волне. Голубые Люди не ожидали такой прыти.

– Вниз! - заорал я и, схватив Аннис за плечо, заставил ее опуститься на палубу в тот момент, когда мы проплывали между галерами.

Послышались звуки отпускаемых тетив, и град стрел обрушился на "Андрасту". Большая их часть попала в парус, одна воткнулась в палубу и раскачивалась, а одной ранило в руку матроса Я схватился за рулевое весло, и "Андраста", повернувшись вокруг оси, устремилась на борт галеры.

Послышался резкий звук барабанов, и хорошо натренированные гребцы дали галере задний ход. Я выругался, увидев, что противник ускользнул из-под удара. "Андраста" врезалась бы в борт галеры, если бы они не успели совершить этот маневр.

Я опять взялся за рулевое весло. Судно повиновалось с трудом, но этого было достаточно. Мы не вонзились в галеру, а проехали вдоль ее борта, сломав все весла, как спички, и зацепив основной рангоут, так что паруса упали на палубу. Галера беспомощно дрейфовала в море и не могла принять участие в бою, по крайней мере, некоторое время. Экипаж "Андрасты" издал крик радости. Аннис поцеловала меня в щеку.

– Ты сломал ее! Ты вывел ее из строя!

Однако мне этого было мало, мне хотелось потопить хотя бы одну из них. Я смотрел на самую дальнюю галеру, к которой мы сейчас приближались.

На ее борту прозвучала труба, и Голубые Люди - теперь я был совсем рядом и видел, что они действительно голубые и немного напоминают турок - выстроились вдоль борта, готовые прыгать, когда мы подойдем поближе. Но они опять не рассчитали скорости "Андрасты". Я резко повернул руль, и нос коран ля врезался в середину борта галеры. На мгновение я увидел испуганные лица Голубых Людей, глядящие на нас, и закованного в доспехи типа, которого принял за капитана В отчаянье он бросился к рулевому веслу, чтобы предотвратить крушение, которое уже произошло.

Он опоздал: "Андраста" ударила под прямым углом. Высокий нос торгового судна развалил на две части низко сидящую галеру, и она начала тонуть. Я почувствовал второй толчок, когда наш киль задел под водой ее останки. Крики умирающих Голубых Людей раздались над обломками погибающего корабля. Радостными воплями команда "Андрасты" приветствовала потопление галеры, обе части которой на мгновение показались из-под воды, а затем затонули окончательно. Однако вопли замерли в их глотках, когда в носовой части нашего корабля появилось двадцать голубых существ, которые вскарабкались на борт, как обезьяны.