19Sep

4. Дюффус Шотландский и его меч

– Подожди, - попросила она, - надо сделать еще кое-что.

– Что? - свирепо спросил я.

– Я сказала тебе, что не хочу денег для себя, но ты должен дать немного денег для богини.

– Я же сказал, что у меня с собой ничего нет, - заявил я, не пытаясь скрыть раздражения в голосе.

– Только одну монетку. Любая серебряная монетка - и будет достаточно.

Я неистово порылся в кармане и нашел монету, которую вложил ей в руку. Ее тонкие пальцы схватили денежку, и она прильнула ко мне.

– Приходи и люби меня, - прошептала она. - Хорошо люби меня во имя Бранвен-Прекрасногрудой.

– Черт с ней, с Бранвен! - пробормотал я, целуя ее. - Эта любовь для меня! Пусть она ищет свою собственную!

– Не говори так! - резко возразила она. - Не богохульствуй!

– А я и не богохульствую. Я просто хочу, чтобы было ясно, что я люблю не Бранвен, а тебя.

– Ш-ш-ш! Не говори так. Нам надо быть благоговейными! Бранвен смотрит на нас.

– Если она смотрит, то, надеюсь, она наслаждается так же, как и я.

Аннис начала петь мягким голосом:

– Бранвен, смотри на нашу любовь! Бранвен, смотри на нашу любовь и дай мне силу! Покажи мне путь между мирами! Дай мне силу открыть Кэр Педриван! Принеси Кэр Педриван для меня!

Я был занят, так что игнорировал все, что она говорила, сосредоточившись на том, что мы делали.

– Ты чувствуешь его, Бранвен? Чувствуешь ли ты мужество его тела?

Ее глаза были широко раскрыты и, казалось, устремлены в ничто. В один из моментов мне стало жутко. Мне показалось, что эта сексуальная кельтская богиня не только смотрит на нас, но и разделяет наше занятие.

После всего, что произошло, Аннис была в исступлении.

– Ты был великолепен! Мы хорошо любили друг друга для богини. Она получила удовольствие!

– Откуда ты знаешь? Она что, шепнула тебе об этом на ухо?

– Нет, - покачала она головой, - она сказала мне вот сюда. - И Аннис коснулась одной из своих золотых грудей.

Мне было любопытно - что же случится дальше? Я, конечно, не ждал, что появится Бранвен и перенесет ее в Лохлэнн, но мне казалось, что-то должно произойти.

– Нам надо одеться, - сказала Аннис.

– Мы поедем ко мне. Там мы и побеседуем о Бранвен и прочих религиозных материях.

– Не сейчас. - Она оделась и встала на колени перед статуей, склонив голову, после чего пропела какие-то стихи на неизвестном мне языке. Потом она взяла монету и положила ее на золотое блюдо в основании статуи. - Прими эту монету, о Лунная Леди, в знак того, что я исполнила свой долг и выполнила твое желание! «эта сцена отражает распространенный во многих древних цивилизациях обычай священной храмовой проституции; связь с Луной характерна для различных ипостасей Великой Матери» Я стоял и с недоумением смотрел. Она просит силу, чтобы использовать ее против Морган Лейси или чтобы вернуться на родину? В любом случае это бессмысленно: в механическом мире магия не действует. Здесь нет таких мест, как Кэр Педриван или Лохлэнн. Они существуют только в мифах.

– Теперь мы можем идти. - Аннис отошла от алтаря. - Мы сделали все, что надо.

– Да? Я не заметил никаких проявлений великой магии.

– Неужели? - улыбнулась она. - Ты просто глуп. Мы с тобой совершили самое старинное и величайшее из всех ритуальных действ.

Она замолчала. Действительно, я не знаю ни одной магической системы, где бы не рекомендовался ритуал, который с успехом мы только что проделали. Но я все еще не видел никаких результатов. Очевидно, Бранвен была таким же глухим идолом, как и все остальные в Южной Калифорнии.